9 ноября’14 в Нижегородском ТЮЗе состоялся спектакль “Разговоры мужчин среднего возраста о женщинах, кино и алюминиевых вилках” театра “Квартет И”. Журналисткам портала ИВОЛГА незадолго до начала выступления удалось провести интервью с Александром Демидовым, одним из основателей комического театра «Квартет И».

О спектакле, творческих планах в кино и музыке, способах восстановления сил и неумении говорить «нет» рассказывает Александр Демидов.

 

Александр, Вы у нас не впервые. Что-то можете сказать о нашей публике, о Нижнем Новгороде?

Александр: Я не любитель гулять по городам, когда я на гастролях, потому что для меня гастроли — это единственный вид отдыха. Поскольку я здесь не первый и не последний раз, надеюсь, что когда-нибудь я все же отосплюсь и уже как следует познакомлюсь с вашим городом. Публика Нижнего благожелательна, она разная, как и в других городах. Какая она будет сегодня, я не знаю. Залы в основном всегда полные, это говорит о том, что людям нравится то, что мы делаем, и значит они с интересом идут на наши спектакли.

Как Вы сами его оцениваете сегодняшний спектакль на фоне остальных? Какой вклад Вы внесли в его создание? Как продумывался сценарий?

Александр: Я участвовал только в написании пьесы «День радио», и то частично. Я человек неусидчивый и драматургические способности в себе не развиваю, но зато развиваю свой музыкальный талант. Шесть лет уже занимаюсь музыкой, выпустил два альбома. Надеюсь, как-нибудь доехать до Нижнего со своей музыкальной командой «Демидов Бэнд». Переговоры уже велись, но пока не сложилось.

Мне интересна музыка и интересно развивать свою фильмографию вне рамок «Квартета И». Моя задача сейчас — участвовать и развиться как актер лично. Другими словами, мне недостаточно того, что я делаю в «Квартете И».

Рассматриваете для себя вариант съемок в сериалах?

Александр: Рассматриваю, но это не то, что мне глубоко интересно.

Вы в этом году хотите к нам приехать с вокальным концертом или все-таки в следующем?

Александр: В этом уже точно не получится, потому что концерт планируется в основном за 1,5-2 месяца: нужно создать афиши, договориться обо всем с заказчиком. У меня есть свой продюсерский центр, где я занимаюсь только музыкой и своими индивидуальными проектами.

Загвоздка только в том, что моя музыка с трудом доходит до широкой публики. Одна из причин — отсутствие трансляций на радиостанциях, потому что радиостанций того стиля, в котором я работаю (а это «бард-рок»), одна, две и всё, а остальные — это попса или шансон. Плюс, я артист поющий, а не музыкант… с этим еще сложней. Беда еще и в том, что я комический артист, которого все помнят как дурачка из «Дня выборов», а я пою песни про смерть, про любовь, про маму… Есть, конечно, и блок очень смешных и заводных «драйвовых» песен!

Я не спешу достигнуть популярности как музыкант. Передо мной пример «Квартета И», который шел к успеху 12 лет. Только после выхода «Дня радио» начали заполняться залы на наших спектаклях, началась наша фильмография, постепенный рост популярности, узнаваемости… Поэтому в музыку я вкладываю и буду вкладывать столько, сколько нужно… я думаю, что лет 5-6 посвящу этому точно.

А не жалеете, что много лет уделили юмору, а не начали развиваться как музыкант раньше?

Александр: Это уже была бы другая история. Может быть, я выбрал не ту дверь… не Гнесенки. Наверное, просто не знал, что есть такое училище, а знал, что есть четыре театральных вуза и никем, кроме как артистом, творческим человеком, я себя не представлял. Мне повезло, я поступил. И не факт, что, если бы я поступил в Гнесенку или еще в какое-то музыкальное заведение, то я бы сейчас, например, не устал бы от музыки и не захотел бы заниматься театром, сниматься в кино.

Я двадцать лет пишу песни делаю это не просто потому, что это стало модно. Сейчас все артисты запели, спортсмены запели, а, что касается театра, то это основная моя профессия, потому что в театре я уже «поднакачал свои мышцы» и я уже «поднаигрался» в нем.

То есть Вы устали от своей комической роли?

Александр: У меня не только комическая роль, в «Песнях и письмах…» у меня драматическая роль, я говорю и о Боге, и о России. Есть некая усталость от театра как от вида деятельности, где нужно много лет играть одно и то же, вот эта вещь меня очень напрягает, я от этого устаю. В кино процесс более интересный: он «заканчиваемый» (улыбается), 2-3 месяца — и проект готов. Что касается музыки, так я просто получаю от нее невероятное удовольствие, что сравнимо с удовольствием от первого дипломного спектакля, когда мы только стали «Квартетом И» .

Как Вы восстанавливаете силы? Откуда черпаете энергию как актер, как музыкант?

Александр: Это смотря насколько ты устал и от чего ты устал, и вследствие чего. Если вы имеете в виду от спектакля, то мне несложно сыграть его, а, если мы говорим о музыке, я наоборот не устаю, а получаю удовольствие, в кино скорее устаешь от муторного процесса ожидания, огромного количества людей, все время что-то простаивает. А если говорить об общей усталости от жизни, от ответственности за детей, жену, родителей, сестер, о домах, гаражах, дачах, корпоративах, театрах и т. д. и т. п., то восстанавливаю силы очень по-разному, начиная от элементарного сна и отключения телефона, продолжая баней, бассейном. Иногда прибегаю к каким-то медицинским процедурам: могу сделать очищающую капельницу, омолаживающую процедуру, сделать что-то, чтобы не было носогубных морщин, то есть восстанавливаюсь, слежу за собой, а иногда бывает и так, что валяюсь трупом. В Фэйсбуке порой пишут: «Как ты так можешь, откуда столько сил?» Но я просто им не рассказываю, что неделю у меня не было ни сил, ни энергии, мне ничего не хотелось, никуда не пошел, везде опоздал, все отменил, и даже кого-то подвел, так что главное — не восстанавливаться, а правильно распределять нагрузку, брать на себя то, что ты сможешь вынести, а я иногда на себя слишком много беру.

Сейчас я постепенно начинаю учиться говорить «нет», перестал ходить, как раньше, на всякие ток-шоу. Тогда думал — надо ходить, ну как же, все же ходят… Но сейчас четко понял для себя, что кто-то вообще из-себя ничего не представляет, делать нечего, и вот такие в основном туда и приходят, высказываются. К тому же я человек, которому трудно сказать «нет», а все эти директора, представители СМИ очень прожжённые (улыбается): всегда заманят, скажут, что обязательно будешь сидеть в центральном ряду, тебе дадут главное слово, и в итоге тебе дают минуту, а покажут секунду, поэтому я туда просто не хожу теперь! Перестал ходить на разного рода мероприятия, суть которых примерно такая: «Мы вам подарим кухонный комбайн, придите, постойте и сфотографируйтесь на баннере!» (смеется). Еще я перестал общаться с некоторыми людьми. Раньше мне казалось, что я разбираюсь в людях, казалось, что они преданные, а в итоге оказалось, что не разбираюсь вообще. Хотя интуиция у меня существует, она развита неплохо, скорее — я не обращал внимания на свое предчувствие. Человек, появившийся в поле моего зрения, лестью ли, какой-то мнимой преданностью, обожанием ли, интересом ли меня как-то «обаявывал» (улыбается), завоевывал, а я не понимал…что-то…

Но внутри себя чувствовали, что что-то не так?

Александр: Да, именно! Далее получалось так, что на человека ты тратишь год или два. И это в лучшем случае, если потратил на него только время, а бываете еще, что он тебя просто обманул, бросил на деньги, за твоей спиной говорил гадости… Так что вот, я чересчур иногда открыт для людей, с чем борюсь, сбрасываю с себя часть тех грузов, которые мне не нужны, от которых устаю.

А от популярности устаете? Наверняка Вас везде узнают? У Вас очень узнаваемые черты лица.

Александр: Да нет, у нас популярность такая… не как у Филиппа Киркорова. Притом популярность мы обрели в достаточно зрелом возрасте, а значит,
мы не группа «На-На», значит, наша публика — это люди спокойные, взрослые, состоявшиеся, интеллигентные, адекватные, и их узнавание — совершенно другое, оно не истерическое и не раздражает. Бывает, конечно, ведешь корпоратив или Новый год, где подойдут, обнимут, начнут разговоры «за жизнь», а от самих несет перегаром, курят, пепел попадает на тебя, потом говорят «Пойдем выпьем» (смеется)… в таком случае я как раз уже научился себя вести. То есть популярность меня радует наша «квартетная». Черты лица? Сейчас я очень изменился, похудел на 8 кг и сбросил часть волос. Это произошло и специально, и нет, всё вместе.

Вы волнуетесь перед выступлением?

Александр: Я, наверное, не настоящий артист, вот настоящий артист — это Миронов! Настоящий артист — тот, который волнуется, входит в роль… Я же просто творческий человек. Отношусь к профессии легко, но не безответственно, без вот этих всех «Мы сейчас всех порвем!». Я знаю, что выйду на сцену и меня встретит публика. Кому-то она будет аплодировать больше, кому-то меньше, вот и всё. Моя основная задача — правильно отработать материал, который написали ребята.

Возможно ли о Вас сказать следующее: у Вас комические роли, но в жизни Вы — человек меланхоличный или даже депрессивный?

Александр: Я — разный: и депрессивный, и меланхоличный, и позитивный. Вы увидите меня на концерте, я буду прыгать «козлом» (улыбается). Не понимаю такого шаблона, как «смешной парень», абсолютный клоун или, наоборот, грустный. Я человек разнообразный и мне это нравится. Другой вопрос, что публика воспринимает меня как-то определенно, но я перестал кому-то что-то доказывать…

Дарья Акбаева

Арина Бугрова