«После календаря майя начался календарь ийюня» — пошутил кто-то, когда пророчество о конце света в 2012 году благополучно не сбылось. Но Апокалипсис — не та тема, о которой легко забываешь. Однажды ты даёшь ей место в своей картине мира — а потом неприятности, от общероссийских трагедий и до пятничной пробки, вызывают реакцию «Это апокалипсис какой-то!»

Каким именно бывает апокалипсис, знал апостол Иоанн, сосланный за свою веру на остров Патмос в Эгейском море. Он написал последнюю книгу Нового Завета, пророчествующую о конце времён. Она так и называется — «Апокалипсис», что в переводе означает «откровение». А немецкий художник Альбрехт Дюрер создал по её мотивам серию гравюр. Недавно они впервые появились в Нижегородском художественном музее: здесь открылась выставка «Откровение: Альбрехт Дюрер и искусство Северного Возрождения».

P_20180515_162217

Волшебный свет… и конец света

Пока другом здании НГМХ, в Кремле, услаждают взгляд прекрасно-безмятежные пейзажи (до 2 июля здесь действует выставка «Волшебный свет Ивана Шультце, о которой мы уже писали: http://ivolgann.com/он-живой-и-светится/) — в доме Сироткина скачут всадники Апокалипсиса, а Иоанн поедает книгу. Резкий контраст — но именно он придают жизни вкус, а культурным событиям — притягательность.

Отпечатки с гравюр Дюрера — личная коллекция москвича Дмитрия Солодова. К шедеврам немецкого мастера его привёл… кинематограф, не последнюю роль здесь сыграло «Иваново детство» Тарковского. Всего за 4 года (рекордный для подобной коллекции срок) были собраны все 16 листов. Это полный «Апокалипсис» — в самом хорошем смысле слова. И настоящее сокровище для тех, кто знает цену искусству. Ведь это первые прижизненные отпечатки с гравюр Дюрера: они отличаются высокой чёткостью и степенью сохранности — в отличие от поздних тиражей. Но сокровища Дмитрий не прячет — а НГХМ с удовольствием сотрудничает с коллекционерами. Словом, интересы совпали, и родилась уникальная выставка.

P_20180515_161224

— Благодаря частным коллекциям мы видим вещи, которые вряд ли можно найти в музеях — не только в российских, но и в европейских, — говорит директор НГХМ Роман Жукарин. — У нас были Брейгели, Рерихи, «Чарующее мифов волшебство»… а сейчас мы можем посмотреть на подлинники Дюрера. В этом здании музея уже не один год находятся шедевры немецкого Возрождения: картины, скульптуры. Мы включили их в экспозицию, чтобы по-новому посмотреть и на них, и на ксилографию Дюрера.

— Соединяя графику и живопись, мы попытались создать некий контекст, образ эпохи: сложной, трагической, переломной, — добавляет искусствовед, заведующая отделом западно-европейского искусства НГХМ Наталья Свирина. — Это эпоха, когда менялся культурный ландшафт Европы. Но многие темы, затронутые здесь, и по сей день волнуют человечество. Я считаю Дюрера величайшим художником. Это как с Пушкиным — нельзя сказать, что до Пушкина не было русской словесности. Но он — её вершина. Мастера были и до Дюрера, но он сумел обобщить их опыт и превратить его в великое искусство.

P_20180515_154827

Правда, в зале рядом с Дюрером — не предшественники, а последователи, даже подражатели. Лукас Кранах Старший (на выставке можно увидеть его знаменитую «Лукрецию») пытался копировать Дюрера, немецкие художники и скульпторы ХVI века копировали Кранаха, и разбираться в этом тройном заимствовании очень интересно. Кстати, с именем Дюрера связан первый в истории судебный процесс об авторских правах. И это неудивительно — когда у тебя столько поклонников, а некоторые из них выражают своё отношение творчеством.

 Смерть или новая жизнь?

И всё-таки почему Дюрер, которому в силу таланта была доступна практически любая тема, выбрал Апокалипсис? И воплощал его ужасы по-босховски подробно, обстоятельно… Здесь придётся заглянуть в прошлое, а именно в Германию XV века. Общая атмосфера там была немногим позитивнее, чем на гравюре «Зверь с семью головами и зверь с рогами агнца».

В семье Дюреров было 18 детей — как писал сам Дюрер, «одни умерли в юности, другие когда выросли». В 1524 году из детей были живы только трое: Ханс, Эндрес и Альбрехт. Их отец был ювелиром, привлекал Альбрехта к работе в ювелирной мастерской… но всё-таки он пожелал заниматься живописью. И был направлен в мастерскую нюрнбергского художника Михаэля Вольгемута. Там Дюрер освоил не только живопись, но и гравирование по дереву.

Отец художника сосватал сына, и он женился на Агнессе Фрей, дочери местного медика. До свадьбы они не видели друг друга. У Дюрера и его жены не было детей. Он считал, что истинный художник не должен жить с женщинами, их касаться — а лучше даже вообще не видеть.

Через два месяца после свадьбы Дюрер уезжает в Италию. Возвращается только через год, открывает свою мастерскую — и в течение последующих десяти лет создаёт значительную часть своих гравюр, в том числе серию «Апокалипсис». Дюрер вырезал «Четырех ангелов смерти», «Мученичество Иоанна Богослова», «Вавилонскую блудницу» в пору напряжённого ожидания конца света. В конце XV века в Европе свирепствовала чума. Один за другим выпадали неурожайные годы, увеличивались поборы, бушевали крестьянские волнения. И казалось, что пророчества Иоанна Богослова о конце света сбываются.

Иоанн поедающий книгу

Идея казалась лежащей на поверхности — если бы не было так трудно иллюстрировать то, чего не понимаешь. Немецкого перевода Библии ещё не существовало. Латынь, на которой писалось «Откровение», Дюрер не знал. Он беседовал с приором монастыря августинцев Эвхарием Кара — тот подробно разъяснил религиозные символы. А потом текст согласился толковать Иоганн Пиркгеймер — отец друга Дюрера, патриций, удалившийся в монастырь. Вместе они разбирались в том, что на самом деле предвещал Апокалипсис — катастрофу или надежду, смерть или начало новой жизни.

P_20180515_154232

— Средневековые традиции строились на преувеличении. Но Дюрер очень точно отразил текст Апокалипсиса, — отмечает куратор выставки Екатерина Журбина. — Его работы чёрно-белые, но впечатляют не меньше, чем классическая, «красочная» живопись.

Притяжение откровения

Впечатляют, в первую очередь, обилием деталей: каждый лист максимально насыщен образами и символами, в нём может соединяться несколько сюжетов. Их очень интересно (хоть и страшновато) рассматривать.

4 всадника Апокалипсиса

Например, «Четыре всадника Апокалипсиса», возникающие из густого мрака, который надвигается на землю. У первого остроконечный колпак, широкополый халат, изогнутый лук. Четвёртый всадник, «которому имя смерть» — старик с горящими глазами. Вслед за ним ползёт по земле чудовище с открытой пастью. Кони трёх всадников с подковами, а Смерть на некованом коне. У его поступи костяной звук. Всадник отпустил поводья, на лошади нет ни седла, ни стремян. Он не управляет конём. И конь, припадая на разбитые копыта, неотвратимо надвигается на людей. Страшная кавалькада едва помещается на листе — создаётся ощущение, что она движется не на героев гравюры, а на зрителя…

Чтобы избавиться от гнетущего ощущения, можно перейти от гравюр к скульптурам, которые входят в фонд НГХМ. Это тоже немецкие мастера, тоже XV-XVI век, но здесь больше жизни, а не смерти. Мадонна и святая Анна заботливо поддерживают пухлого младенца, святая Маргарита Антиохийская побеждает дракона… Все скульптуры деревянные, но выражение «бесчувственный, как дерево» здесь не подходит: художникам удалось передать тончайшие нюансы эмоций. Скульптурам более пяти веков, но они кажутся живыми, тёплыми.

Поклонение Богу и агнцу

…А к Дюреру вы всё равно вернётесь. В его гравюрах безысходность и неотвратимость, но они притягивают взгляд. Хочется отыскать все сюжеты, расшифровать… и поверить, что это не сбудется. Хотите испытать его магнетизм на себе? Выставка «Откровение: Альбрехт Дюрер и искусство Северного Возрождения» будет работать до 19 августа. Адрес: Верхне-Волжская набережная, дом 3. Время работы — ежедневно с 11.00 до 18.00, в четверг с 12.00 до 20.00, выходной день — вторник. Стоимость полного билета 250р., льготный билет 150р. Кстати, выставка будет работать в Ночь музеев (пожалуй, лучшее время, чтобы обсудить Апокалипсис). Посетителей ждёт экскурсия — и «Откровения» подлинных мастеров.

Via: Мария Зинина