Раскроем тайну за семью печатями – в этом году все наряды для участниц главного городского конкурса красоты делает дизайнерская студия Инны Мироновой. Мне с трудом удалось договориться о встрече: конкурс на носу, и отвлекаться на всяких там пожилых корреспондентов просто нет времени! Обшить с ног до головы 12 претенденток на все выходы шоу – это чрезвычайно трудоёмкий и ответственный процесс. К счастью, у меня есть блат: с Инной мы знакомы уже тысячу лет, и она даже является крестной матерью моей старшей дочки. Под звуки швейных машин, без отрыва от производственного процесса, мы пообщались с главным дизайнером конкурса.

– Привет, Инна, я тут последнее время пристаю ко всем с прогнозами: кто, на твой взгляд, станет главной красавицей города? Ты обычно угадываешь, кто победит?
– Нет, я никакой не предсказатель. Бывает, что выделяется девочка, и понятно, что она будет в лидерах, – не столько даже лицом выделяется, сколько фигурой. Конечно, в финал выходят девочки складные, они и в костюмах выигрышнее смотрятся, они себя несут – вот есть такие девушки, которые себя несут! Пускай на лицо они будут менее симпатичными, зато «выступают, будто павы». Таких видно, это статные девочки в основном. Ещё есть девушки, которые занимались когда-либо спортом, гимнастикой, танцами – у них уже осанка другая, это всё тоже сразу видно. Вот по этим параметрам можно о чём-то судить, но всё равно в итоге ведь не угадаешь! Девушки ведь, как правило, приходят такими закрытыми, закомплексованными, конкурс их очень сильно раскрывает, видно, как они меняются! Это совершенно разные люди – девушки на кастинге и в финале конкурса.
– Я слышал, что в этом году тематика конкурса – футуризм. Ты готовишь что-то эпатажное, возможно, девушки будут выходить в скафандрах и с «инопланетным» макияжем?
– Да-да, все выходы будут посвящены разным аспектам футуризма: городу, технологическому прогрессу, прославлению будущего. Но, как сказала режиссёр конкурса Ирина Чернышова, мы делаем не какой-то условный космический футуризм, мы делаем такое будущее – а оно ведь никому неизвестно – которое мы сами придумаем. Поэтому в эту тему можно было вписать любые формы, главное, чтобы они были необычными для глаза.  У нас, конечно, не вот прямо Артур Радебо, но есть очень интересные идеи. Единственное – первоначально костюмы по формату были одни, но, примерив, посмотрев, как всё это смотрится на девочках, мы решили сделать их поизящнее, приоткрыть кое-где. Скафандры – это точно не наша тема. Наталья Харчева, хореограф, сказала после первой примерки: всё красиво, но хочется, чтобы тела было побольше. Так что сейчас мы делаем тело. Девушки в тех костюмах выглядели такими космическими воинами, слишком уж они были закрыты. С точки зрения футуризма, конечно, это было очень хорошо, но у кого-то груди не было видно, у кого-то талия не читалась, у кого-то таз казался низким. Зрительно это не очень красиво. Нужные пропорции ведь подбираешь уже на примерке, нарисовать можно что угодно, а на деле выходит – кто-то пониже ростом, у кого-то ноги покороче, и смотрится уже совсем не так.  Вот купальник мы мерили трём девушкам – на всех он смотрится по-разному. На одну он вообще не сел – то есть ты смотришь и вообще не понимаешь, что это такое, девушка стоит вся какая-то длинная, с вытянутой талией и короткими ногами. А другой наденешь – и красота.
– То есть эскизы меняются?
– Да, уже в процессе мы что-то меняем, в прошлом году тоже так было: вот вроде бы обычное шифоновое платье, но на кого-то оно не село, приходилось переделывать. На Катю Круглову, кстати, мы всё заново сшили: то, что было задумано вначале, не подошло, мы поменяли и цвет, и фасон. Бывает такое. У меня остались, кстати, фотографии с примерок, по ним видно, какая модель платья была изначально и во что она трансформировалась в финале, на финальной примерке.
– Ты ведь, как и я, работаешь с Катей второй год?
– Да, до этого просто были незнакомы. Как только познакомились, сразу же начали работать, Катя мне сказала: «Где ты была раньше?!» В прошлом году, так получилось, мы наряжали не только девочек, но и организаторов, помните ведь Катин зелёный костюм? Она тогда сказала про него: «Спасибо, мне было в нём очень комфортно». То есть, помимо того, что ей понравился фасон, она себя в нём чувствовала комфортно, дизайн дизайном, но нужно сделать так, чтобы вещь была удобной! Для нас, дизайнеров, конечно, просто счастье работать для «Мисс НН», это вам не униформу шить – черные юбки, черные пиджаки, белые блузки – здесь есть, где развернуться фантазии. Нам ведь только дай поделать какую-нибудь бутафорию, покрасить, повырезать, пофантазировать. Это, пожалуй, самое сладкое в нашей профессии.
– Спасибо, что выкроила пару минут, я так понял, у вас аврал, успеете к конкурсу-то?
– Я уже 15 лет занимаюсь сценическими костюмами, пока еще никого не подвела, да и Катя такой руководитель, которого априори нельзя подвести, у неё всё под контролем. Сейчас вот занимаюсь аксессуарами – у нас будут просто фантастические украшения,  а хочешь взглянуть на эскизы масок, это что-то космическое!
– Ого, впечатляет, можно сфотографировать для статьи?
– Стоп, никаких фотографий, пока это тайна, дай слово, что не будешь писать про это!
– Даю, даю, я могила, никто не узнает!