Рождественские сказки всегда должны заканчиваться хорошо – даже если начинаются жутковато. Директор бюро Мисс Нижний Новгород Екатерина Чудакова несколько дней назад убедилась в этом лично – равно как и в том, что даже из самого непреложного правила бывают исключения.

Мерный стук колес поезда «Нижний Новгород – Санкт-Петербург» успокаивал. И случись Москва на пару десятков километров дальше, Екатерина успела бы уснуть. Она ведь уже практически засыпала, но тут – станционные фонари, громкоговоритель, от которого не отгородишься никакими шторами, и резкое торможение – чуть резче, чем хотелось бы.

Москва. Столица нашей родины. Катя вздохнула – значит, уснуть удастся не скоро. Хорошо хоть, в купе она одна и к ней никого больше не подселят: проводница сказала, что соседнее место будет пустым всю дорогу. А то оказалась бы попутчицей какая-нибудь говорливая тётька с огурчиками, помидорчиками и жареной курицей. Бррр.

— Эх-х-х, — дверь купе открылась и в него зашел…

Нет, вот здесь уже можно начинать ужасаться, потому что в купе именно зашел. Не «зашла», хотя билет Екатерина покупала в женское купе, а «зашел».

Он был невысокого роста. С черными волосами. С темным лицом, расчерченным глубокими морщинами. Отблески станционных фонарей выхватили его руки – тяжелые, с грубыми потрескавшимися пальцами. Катя зажмурилась и от страха уснула.

Она еще не открывала глаза, но уже чувствовала, что на нее смотрят. Без агрессии, но с интересом.

— Привет, моя, — сказал попутчик, увидев, что ресницы Екатерины дрогнули. – Узнала меня?

Он был узбеком. Невысоким коренастым узбеком лет 50.

— Почему я должна вас узнать? – Катя поняла, что вступить в диалог все-таки придется.

— Моя, спросонья совсем ничего не видишь, — узбек показал в улыбке золотые зубы. – «Елки» смотрела? Я там, — и он, не отрывая от нее глаз, запел: «Джимми, Джимми…»

— Да ладно! – Екатерина слабо улыбнулась. – Вы снимались в «Елках»?

— Конечно! Хочешь, я тебе спою?

Два часа до Санкт-Петербурга пролетели будто в параллельной реальности. Узбек Джимми (который на самом деле был Баймуратом) безостановочно пел, требовал снимать его на мобильный телефон, обещал, что эти записи Екатерина потом продаст кому угодно за бешеные деньги, предлагал жениться или даже обойтись без никому не нужных формальностей.

Впрочем, лишнего себе не позволял – разве что объявил себя настоящим другом Екатерины и настойчиво вписал ей в мобильник свой номер телефона. Он был забавный – рассказывал байки со съемок, обещал, что в Питере они непременно встретятся на каком-нибудь знаковом мероприятии («Город маленький, Баймурата все знают»), предлагал сходить вместе с ресторан «С такой девушкой – только в самый шикарный ресторан!» и непременно в караоке. Екатерина совсем выдохнула, смеялась его простым, но оттого очаровательным шуткам и предвкушала, как расскажет о своем шумном попутчике подругам. На вокзале Катя и Баймурат и правда прощались, как друзья.

Они действительно встретились. Ровно через два дня, в гардеробе одного из самых пафосных ресторанов Санкт-Петербурга. Екатерина как раз снимала пальто, когда увидела его – с неизменной его улыбкой. Он взял ее пальто и вручил номерок. Он работал гардеробщиком! Гардеробщиком в ресторане!

Увидев Екатерину, он мгновенно спрятал улыбку и сделал вид, что первый раз видит – и Катю, и ее пальто, и вообще весь Санкт-Петербург. У нее не хватило духа сказать ему «Привет, Баймурат!» Да и зачем?

Баймурат снялся в нескольких эпизодах новогодней комедии «Елки». Он верил, что стал звездой. Он ждал гонораров, приглашений в кино, толп поклонниц. Но кино никогда ни на ком не женится. И поиграв с Баймуратом в «Елках», кино щелкнуло хлопушкой: снято. Все могут быть свободны. Спасибо.

Он ведь попал туда случайно: кто-то из знакомых выложил в сеть видео, как Баймурат поет, видео заметил режиссер «Елок», нашел Баймурата – и после съемок вернул его в тот же социальный слой, откуда взял. Вот он, тот самый ролик, с которого все началось: https://www.youtube.com/watch?v=HpVE4Ym1tbU

Наверное, Джимми уже был отравлен славой. Наверное, ему хотелось снова туда, на экран, чтобы тысячи людей приходили в кино смотреть – на него. Наверное, он верил, что – на него, только на него.

Он снимал себя и выкладывал в сеть. Он просил других делать с ним видео и тоже выкладывать в сеть. Но судьба не улыбается второй раз той же улыбкой.

Не повезло Баймурату со сказкой.

Светлана Иконникова