В советские годы главным (и зачастую единственным) источником благ было государство. Оно давало работу, квартиру и путевку в санаторий. Сегодня ситуация изменилась – принцип «помоги себе сам» стал заметно более актуальным. Но одновременно возник и другой – «и другому тоже сам помоги». По этому принципу работают многие некоммерческие организации. И сегодня гранты на их существование выделяет не только государство, но и бизнес.

— Вам это зачем? – один из первых вопросов, которые задают Ольге Мироновой, руководителю направления спонсорских программ Объединенной металлургической компании.

Действительно, уже третий год ОМК проводит в городах своего присутствия грантовые конкурсы: выкладывает на сайт положение, прописывает условия, на которых некоммерческие организации и просто инициативные люди могут участвовать в конкурсе, собирает заявки, оценивает их на заседании экспертного совета (в совет приглашаются представители администраций городов, общественность и сами работники ОМК) и затем распределяет среди победителей средства – для того, чтобы они смогли реализовать свой проект.

— Для нас это возможность развить города, в которых находятся наши предприятия, и также дать возможность работникам предприятий проявить свою социальную активность, — говорит Ольга Миронова.

Ее слова подтверждаются фактами. В Нижегородской области «сфера интересов» компании ОМК – город Выкса, где находится Выксунский металлургический завод.

Сегодня она постепенно становится своеобразной креативной столицей Нижегородской области: по крайней мере, выксунский фестиваль «Арт-овраг» известен не только в России, но и за ее пределами.

На проект, который представит на конкурс некоммерческая организация, компания ОМК может выделить до 250 тысяч рублей. На проект, который выдвинет волонтер (но лишь тот, кто является сотрудником ОМК) —  до 50 тысяч рублей. Казалось бы, 50 тысяч рублей – сумма не слишком крупная, но и проекты эти оказываются во многом «тренировочными».

— Большинство из них посвящено благоустройству города, — объясняет Ольга Миронова, — люди видят какую-то проблему – и они ее решают. А параллельно учатся писать проекты, защищать их, отчитываться о расходовании средств. Кто знает – возможно, через год или два они смогут подавать заявки на президентские гранты: такие прецеденты у нас были, и некоторые проекты уже получили поддержку от руководства страны.

— То, что бизнес сам поддерживает и своих сотрудников в их добровольческой деятельности, и некоммерческие организации – это очень хорошо, — говорит заместитель министра региональной и муниципальной политики Нижегородской области Сергей Тарасов, — конечно, государство не снимает с себя ответственности за поддержку добровольцев, но когда к делу подключается бизнес, становится понятно: мы идем по правильному пути.

Кстати, грантовые конкурсы в Нижегородской области проводит не только ОМК. Это же направление выбрали и Лукойл, и Сибур, и Росатом. В прошлом году нижегородские некоммерческие организации в целом получили от бизнеса на свои проекты около 18 миллионов рублей. Судя по всему, в этом году бизнес не намерен снижать финансирования – положительный результат  от такого сотрудничества заметен всем.

Например, сейчас в Выксе действует проект «Шаг вперед». В нем участвуют молодые мамы, которые, сидя в декрете, обнаружили, что на работу им выходить будет некуда. Или матери-одиночки, у которых тоже возникли проблемы с трудоустройством. Или девушки, которые хотели бы открыть новое дело, но не знают, как. Этих девушек, женщин, мам обучают новым профессиям, помогают им найти работу – и жизнь их обретает новые краски.

Еще один проект – «Протяни руку помощи». Сотрудники Нижегородского женского кризисного центра приехали в Выксу – и обучили местных специалистов тому, как работать с женщинами, которых избивали дома мужья. Или сожители. Или даже родители – такое тоже бывает.

А проект «Наставник», кажется, стал уже долгоиграющим: после серьезного обучения сотрудники ВМЗ взяли шефство над подростками из детского дома. Было понятно, что этих детей уже никто никогда не усыновит. И так же было понятно, что без поддержки взрослого человека из «обычного мира» (где у людей есть работа, семья, друзья) выпускники детдома вряд ли адаптируются к нашей действительности: у них слишком мало того социального опыта, который каждый семейный ребенок впитывает в течение всей своей жизни.

Наставники даже не оформляли опеку над своими подопечными. Просто разговаривали с ними. Поддерживали. Интересовались их жизнью. И внезапно оказалось, что они нужны и по-настоящему интересны друг другу – дети со сложной судьбой и взрослые, готовые помочь.

Сам проект может официально закончиться. А вот отношения наставников и подопечных вряд ли уже завершатся.

 

Светлана Иконникова