Когда и почему мужчины обращаются к проституткам? Как они это объясняют? Как складываются отношения между клиентом и девушкой по вызову? И идет ли речь в принципе об отношениях? Павел, какое-то время назад посещавший бордели регулярно, согласился поделиться своими впечатлениями.

Cексуальная жизнь Павла, сотрудника парижского представительства крупной фирмы, потерпела крах: жена совершенно потеряла к нему интерес после рождения ребенка. Чтобы удовлетворять свои потребности и «оставаться мужчиной», Павел предпочел обратиться к услугам профессионалок секса. История от первого лица. Без купюр и без оценок.

«Первый раз это было действительно «как в первый раз», с ощущениями как на первом свидании. Я отметил и то, как со мной поздоровался портье в отеле (похоже, он все знает?), и, как мне показалось, особый взгляд горничной, с которой столкнулся в коридоре. Помню внезапный страх, накативший на меня перед дверью комнаты, которая тихонько приоткрылась передо мной…

Моя история совершенно банальна: с рождением нашего второго ребенка моя жена потеряла всякий интерес к интимной жизни. Я боялся двух вещей: что у меня больше не будет ни с кем секса и что, если мой удел теперь – мастурбация, я утрачу контакт с реальностью, перестав реагировать на женское тело. К тому времени уже несколько лет наша семья жила в Париже, я работал в представительстве крупной фирмы. Разумеется, для начала я посидел на сайте знакомств Meetic, но все же я предпочитаю платные услуги: они, как правило, более эффективны. Еще я поговорил об этом со своим психологом, и он не предпринял попыток меня отговорить.

Иногда девушка встречает тебя уже раздетой (не всегда – клиент может заказать какой-то определенный наряд, «дресс-код»), открывает дверь совершенно голая. И улыбается. Это очень важно, улыбка при первом взгляде. Встреча назначается через сайт агентства, чьи девушки гастролируют по европейским столицам, тебе присылают сообщение на мобильный. Мне довелось договариваться с неким Александром. Мы оговорили условия: тариф (в среднем 250 евро час), длительность (за час можно много чего успеть), отель (в Париже девушки работают в четырехзвездочных отелях, которые ценятся как раз за анонимность среди толп приезжающих и отъезжающих) и, уже под самый конец, номер комнаты.

Александр всегда любезен и охотно дает советы. С некоторым панибратством, но без давления: «Zamira is a great girl. Have a good time» («Замира отличная девушка. Желаю хорошо провести время»). Дело поставлено профессионально, все гладко, без сучка, без задоринки, бизнес налажен – возможно, за ним стоит мафия. Девушку можно выбирать и на сайте. Это очень приятный момент, почти пьянящий, и временами его одного бывает достаточно. Женщины представлены там в точных анатомических подробностях («1,75 м, стройная, грудь натуральная, размер В»); описания дополняются фотографиями, а главное, отзывами предыдущих клиентов. «Имейте в виду, над картинками поработали фотошопом. Девушке гораздо больше указанных 25 лет!» или «Фотографии соответствуют действительности. Красотка супер!»

Комментарии на сайте бывают подробные и витиеватые, порой трогательные («Сегодня не в лучшей форме; несмотря на ее похвальное усердие, второй раз у меня не вышло»), грубоватые («Я ее взял с полоборота»), нежные и стыдливые («У Евы грудь совсем маленькая, но очень чувствительная, она очень GFE, но то, что я с ней испытал, я оставлю при себе»). GFE означает Girl Friend Experience («подружка») – одна из двух категорий встреч; другая называется PSE – Porn Star Experience («порнозвезда»). В описаниях используется много профессиональных аббревиатур, которые можно расшифровать, кликнув на глоссарий. Лично я предпочитаю GFE: лучше немного нежности, чем гимнастические трюки.

«Why you smiling?» («Почему ты улыбаешься?») – говорит она мне на своем ломаном английском. Я отвечаю, что улыбаюсь потому, что я доволен и мне хорошо. «Like child!» («Как ребенок!») – смеется она. Отношения с этими девушками могут быть очень нежными. Я вспоминаю одну из них, албанку Замиру. У нее зубы налезали друг на друга, но целовалась она очень хорошо, такие глубокие, страстные поцелуи. Сексом мы с ней занимались медленно, мягко, с наслаждением. Дело было летом, во второй половине дня. Спустя час она собрала в корзинку несколько фруктов и на своем приблизительном английском сказала мне: «I’m going picnic. You come with me?» («Я собираюсь на пикник. Идешь со мной?»).

Самый первый опыт секса за деньги был у меня лет 15 назад. Я тогда расстался с одной подружкой, новую пока не завел, интернета еще не было. Проститутка была уже в летах. Очень добрая, внимательная, но желания вновь встретиться с ней она у меня не вызвала. Она не целовалась.

Встреча с Замирой – мое лучшее воспоминание о встречах такого рода и вместе с тем самое смущающее. У нее была очень красивая грудь, и я попросил ее надеть мою футболку – я знаю, это нарциссизм, но для меня нет ничего эротичнее груди, обтянутой футболкой… И потом, это мне напомнило одну подружку, которая иногда носила мои футболки и рубашки. На фото она была в джинсах, отзыв какого-то клиента предостерегал насчет «следов от прыщей», в дополнение к зубам, но меня это не смущало, мне нравится естественность, и Замира, несмотря на свои недостатки, была на самом деле очень мила.

Весь тот час, который я провел с ней, у меня действительно было впечатление, что я утоляю, спустя 25 лет, подростковую эротическую фантазию. Это-то и смущало больше всего. Вот это «как если бы» было так интенсивно и наполнено эмоциями, словно взаправду, хотя я прекрасно отдавал себе отчет в том, что и другие занимались с ней тем же самым незадолго до меня и будут заниматься вскоре после меня. Может быть, из-за этого я и не стал в нее входить? Мы с ней ограничились ласками. Она кончила, я нет. Я знаю, вы подумаете – надо же, какой самоуверенный тип, и откуда ему знать. Узнать не так уж трудно… И, может быть, по той же причине, из-за этой самой заново пережитой фантазии, я и не пошел с ней на пикник?Мне больше нравятся неискушенные дебютантки, в их подходе к своему ремеслу еще есть какая-то свежесть, спонтанность, непосредственность в отношениях с клиентом. Кто-то предпочитает опытных. Я к этому не стремлюсь. Мне, например, не нравится, когда они притворяются. «Today’s my birthday!» («Сегодня мой день рождения!») – объявляет мне Мария, подпрыгивая на кровати, как на батуте. И как же она отмечает свой день рожденья? «I go out tonight with my friends» («Я вечером пойду в клуб с подружками») – с другими девушками из агентства, которые живут в том же отеле. Она меня предупредила: в 18.00 она прекращает «работать». Она пойдет в клуб. Флиртовать, подцепить кого-нибудь? «Hey, why not?» («А почему бы и нет?») – бросает она мне с озорной улыбкой. Она не приглашает меня пойти с ней… Но зато дает мне номер своего личного мобильника, чтобы сговориться по льготному тарифу. «You made me come» («С тобой я кончила»), – замечает она, чтобы меня привадить. Но я ей не верю. Насчет нее я точно знаю, что нет.

Бывает, когда фантазия удовлетворена, приходит чувство опустошения, грусть. После этого о чем остается мечтать? Одна зияющая пустота. Вот почему, кстати, меня не слишком привлекают эскорт-услуги (помимо их стоимости). Конечно, бюджет нужен соответствующий, но, как и с другими расходами, тут можно регулировать траты, и это выходит не дороже, чем любовница. Но вот желание – это другое дело. Если мне случается повторно встретиться с той же эскорт-девушкой, обычно я на второй раз бываю разочарован. И огорчен этим разочарованием, как если бы оно означало провал системы, которая представлялась совершенной.

Разумеется, не надо думать, что все встречи проходят удачно. Помню одну румынку, «Люси», она, похоже, просто не выносила, когда ее трогали. Фелляция – это пожалуйста. Но оставаясь одетой: она вдобавок была очень стыдлива. Как она могла при таких условиях заниматься этим ремеслом? «Есть мужчины, которым это нравится», – ответила она мне без особой убежденности.

Наслаждение и желание – удел не только клиента. Есть девушки, которые действительно любят заниматься сексом. Плата за сексуальное свидание – это просто такой порядок: деньги за оказанную услугу. За хорошо сделанную работу, сделанную тем более хорошо, что она была в удовольствие и действительно не возникало впечатления, что это работа. И вместе с тем я отлично знаю, что все не так просто. Некоторые социально приемлемые формы поведения – когда мужчина или женщина позволяет себя содержать – тоже крутятся вокруг денег. Но все-таки это не одно и то же. В эскорт-услугах есть некая непосредственная торговая составляющая, которая и придает им одновременно и вкус, и грубость.

Я не говорю о непредвиденном грубом насилии. Такое бывает. Елену, независимую профессионалку лет примерно тридцати, два или три года назад сильно изуродовала украинская мафия – возможно, за то, что она отказывалась работать на агентство. Тем не менее она вернулась к работе после пластической операции и по-прежнему улыбается. Что это, порабощение? Но ведь и она, я это чувствую, иногда получает удовольствие. Я не люблю оставлять оценки на сайте. Даже под псевдонимом. Я тоже стыдлив. И по части женщин не склонен делиться впечатлениями. Я знаю, это может выглядеть идущим вразрез с практикой эскорт-услуг. Но не вполне. Когда я встречаюсь с девушкой, я предпочитаю знать, что у нее не было клиента за час до меня. Что потом, мне наплевать. К счастью. Вы представляете, что такое влюбиться в эскорт-девушку?

Сегодня я не так уже нуждаюсь в подпорке в виде таких встреч, потому что пытаюсь выстроить новые отношения. Впрочем, я ничего не исключаю. Хотя бы ради удовольствия помечтать».

Источник: http://www.psychologies.ru/sexuality/male%20sexuality/zachem-mujchinyi-obraschayutsya-k-prostitutkam/2/