Помните, в одной из повестей о Карлсоне было: «В мире сказок тоже любят булочки. Гном». Гном, живущий на даче у писателя Игоря Преображенского, булочкам предпочитал конфетки: сначала таскал их потихоньку, потом стал выделывать фокусы похлеще, а в итоге сделался героем книжки «Масачусец и Мост», не далее как в прошлом месяце вышедшей в свет. Разумеется, «Иволга» не могла обойти вниманием такое событие – мы тут же напросились в гости к Игорю в его родную «Дель Пару» и, пока тот возился по хозяйству, мучили его вопросами про Масачусеца, про сверхъестественное, про тонкие миры, про женщин, про детские книжки, про Дёмина, про способы борьбы с комплексами, про то, в конце концов, какую же всё-таки траву он курит. Да вообще про всё, что нам в голову пришло! Итак, готовьтесь: лонгрид!

– Игорь, тебе, как дядюшке Юлиусу в повести о Карлсоне, открылся «мир сказок и приключений» – там, кстати, тоже был именно гном. Давай поговорим об этом – тебя ведь так любят в том числе за то, что ты приоткрываешь нам, грубым материалистам, дверь в какой-то волшебный мир, где происходят вещи, которые мы знаем только по книжкам. Расскажи, пожалуйста, о своих встречах с чудесным. Помню, был пост, как конфеты кто-то на даче воровал…

– Вопрос на самом деле очень серьезный, несмотря на такую сказочную, детскую тему. Ты совершенно правильно заметил, что материалисты живут исключительно в одной реальности своими ежедневными проблемами и чаяниями, и это совершенно нормально для большинства людей.  Но есть ещё те, кто немножко приоткрывает дверцы в тонкие миры – я просто делаю это, и они открываются. История с гномом, о которой ты упомянул, действительно основана на реальных событиях, этот «условный домовой» сначала утащил разом все конфеты со стола у нас на даче, а потом, я тоже об этом писал, подбросил змею вместо исчезнувшей металлической опоры для бассейна. То есть он меня попросил прийти к костру, я, не понимая ещё, о чём идёт речь, пришёл туда и увидел свернутую кольцами змею. Это было и забавно, и жутковато, и волнительно одновременно. Когда тебе кажется, что ты чувствуешь тонкий мир, это всегда можно принять за плод своего больного воображения, но когда ты видишь, что твоё «больное воображение» материализует какие-то очень странные вещи, ты уже начинаешь по-другому к этому относиться и ловишь сам себя на мысли: «Ну ни фига себе, на самом деле всё реально!» Я попробовал раскрутить эту историю с дачным духом, который начал с невинного поедания конфет и материализацией змеи вместо железной палки, и раскрылась она следующим образом: оказалось, что тот шаловливый дух был привезён мной неосознанно несколькими годами ранее – из Перу, вместе с камушком с Мачу-Пикчу, а произошло это, выходит, совсем неслучайно. Я могу уже откровенно об этом говорить – та перуанская внетелесная сущность, с которой я контактировал в ковернинских лесах, и явилась вдохновителем истории про Масачусеца. Даже не так – сначала я начал писать «Масачусеца», ты помнишь, как это было, мы с тобой вместе имели к этому отношение (имеется в виду «Масачусец-шоу», организованное Игорем мероприятие, в котором я принимал участие. – Прим. М.А.). Всё это началось как какой-то смешной и невинный рассказик, а в итоге вылилось в нечто большее, в книгу, и потом уже, вернувшись назад в своих воспоминаниях, я понял, откуда взялся Масачусец, как он связан с тем существом, которое посылало мне сигналы на даче, и осознал, что во всем этом был некий изначальный хитрый замысел.

Видимо, тонкий мир увидел, что я человек достаточно для него открытый, что я в него верю, а дверца эта всегда двухсторонняя – как только ты начинаешь во что-то верить искренне и без страха, оно тебе потихоньку открывается, реагирует. Человеку скептически настроенному, который говорит с вызовом: «Ну-ка, покажите мне ваше «невидимое», тогда, может быть, вы меня убедите!» – эти двери не откроются. Это такой метафизический принцип – чтобы нечто тебе открылось, ты должен в него искренне поверить. Именно поэтому люди, воспитанные убежденными материалистами, круг знаний которых ограничивается естественными науками, как правило, не обладают дополнительными опциями видеть, слышать, чувствовать «невидимое». И дело тут не в какой-то исключительности, «избранности» – просто если я верю в тонкий мир, в духов леса и гномов, если я намеренно вступаю с ними в контакт, то и они мне легонько «подмигивают». Так уж это устроено.

– Материалистов можно убедить итогами твоей краудфандинговой кампании по сбору средств на выпуск книги – они были воистину сказочными, без волшебных сил тут не обошлось. Ты сам, наверно, был удивлен, насколько всё произошло успешно, это была просто магия…

– Одно из моих любимых выражений – я сам его сформулировал – «волшебство происходит сочетанием сил, которые сами по себе волшебными не считаются». Разные векторы сходятся в одной точке – намерения, люди, события – и результат получается. Это выглядит почти как волшебство, но у каждой из составляющих результата этой магии есть вполне материалистическое объяснение. Да, собрал краудфандингом деньги на книгу – такие вот друзья у меня щедрые, хорошие. Но книга про Масачусеца со дня своего замысла получала какую-то невидимую поддержку – я тебе могу кучу историй рассказать про всякие знаки, которые всё это сопровождали, про вещи, которые меня подталкивали, и я видел, что всё происходит правильно.

Сама повесть, кстати, не совсем сказка или фантастика, она написана в почти документальном стиле, то есть там отражена наша хорошо узнаваемая современная действительность. Герои –  губернатор Нижегородской области Валентин Павлович Нашевцев, мостостроитель Поверинов, пресс-секретарь Юдин. Последний, кстати, является неким собирательным образом из совершенно реальных людей, и ты некоторых даже, наверное, знаешь…

20292559_1386108984803803_1791786401_n

– Да, хотел, кстати, тебя спросить, почему именно Иван Юдинцев стал прототипом главного героя в «Масачусеце»? У тебя какие-то надежды связаны с этим политическим персонажем?

– Отвечу сразу – никаких; мало того, никакой параллели между героем книги и непосредственно Иваном Юдинцевым у меня не проходит, от него взяты только имя и фамилия, да и то фамилия изменённая. Я тебе открою тайну: в каждой из фамилий, которые я придумал для героев, есть определенный посыл, это такой лингвистический перевёртыш. Фамилией Юдин – Иудин – я обозначил как бы резкую перемену, трансформацию, которая происходит с персонажем. В ней нет какого-то негативного смысла – ведь та библейская история Иуды не так уж проста, есть разные трактовки, и одна из самых глубоких – что  Иуде суждено было сыграть роль «предателя», это был его крест. Не поступи он так, случилась бы вообще эта история, положившая начало одной из основных мировых религий? Поэтому для меня фамилия Юдин скорее символизирует трансформацию, а не отсылает к реальному человеку. У моего Ивана примерно три реальных прототипа, но ни один из них не Юдинцев.

– «Хватит уже быть добреньким – хочу, чтоб ты был злобным монстром!» – это пожелание твоей дочки из старого фейсбучного поста. Я к нему присоединяюсь – мне, старому цинику, больше нравятся те твои вещи, в которых не одна сплошная милота, а присутствует «перчик». С другой стороны, как-то успокаивает, что даже ты можешь, грубо говоря, встать не с той ноги, обругать Быкова и так далее. «Если уж Преображенский может, то что обо мне говорить!» Расскажи, пожалуйста, что тебя бесит, дай выход тёмной энергии!

– То, что ты называешь «милотой», это просто мой повседневный образ жизни. Ну а как не жить в милоте, если у тебя чудесные дочки, прекрасная жена, если в семье царит любовь?! Что здесь удивительного и противоречивого? Другое дело, что «тёмная» сторона, которая есть в каждом из нас, периодически даёт о себе знать, конечно же, есть вещи, которые меня подбешивают. Вопрос в приоритетах – ни один же человек не хочет жить в абсолютной тьме, в постоянном напряжении, это каким надо быть мазохистом, чтобы не хотеть жить в милоте? А «тёмные» вещи, которые у тебя изнутри идут, это, по сути, те же непроработанные «зажимы», и они ищут выхода. Ты в своей голове можешь прекрасно понимать, что судить других людей нехорошо, не уполномочены мы судить других людей, тем не менее, и в тебе, и во мне, и в 99.9% населения проявляется гнев на других людей – «воры, подонки, грубияны, мусорят вокруг» и так далее. Вот это поднимается и во мне периодически, даёт о себе знать. Ты привёл в пример писателя Быкова, которого я как-то гнобил за его идею срубить по-легкому бабло организацией мероприятия «Писатель Быков раскладывает по полочкам популярный сериал» и входными билетами за 1500 рублей. Знаешь, у меня последнее время проснулось какое-то обострённое чувство возмущения, когда люди делают деньги практически из воздуха – это, конечно, не совсем к Быкову, но, тем не менее, пример уважаемого писателя был показателен. Вот это дикое количество тех, кто сегодня называет себя коучами, тренерами, пиарщиками, маркетологами, СММ-щиками, то есть профессиями-спутниками 21 века, у меня вызывает отторжение. Я чувствую, что много людей посвящает свою жизнь не тому, чтобы что-то создать или оказать какие-то действительно полезные услуги, а просто при наименьшем количестве энергозатрат попытаться элементарно побольше заработать. С человеческой точки зрения это вроде как нормально – ну кто бы не хотел особо не париться и при этом нормально жить?! Но сейчас в плане занятости здесь явный перекос, дутый пузырь профессий, и это меня слегка подбешивает, да. Хотя имею ли я право осуждать, опять же?

Что касается «перчиков» и циничных историй, так они и мне не чужды. Я пересмотрел практически все самые талантливые, но и жёсткие сериалы последнего времени. Это же такое веяние – если раньше Агата Кристи посвящала целый роман расследованию убийства какой-то дряхлой старушки, которая сама бы через год отдала концы, то сейчас зритель настолько «перекормлен», что сценаристу, чтобы заставить его прилипнуть к экрану, нужно угробить массу героев и желательно изощрёнными способами. И непременно должна присутствовать какая-то жесткая, но актуальная тема – педофилия, острая социалка, наркотики, и всё это должно быть сопряжено с ужасными проявлениями демонов в душах симпатичных на первый взгляд персонажей. То есть сейчас человек стал почти невосприимчив к тому, что ещё 20 лет назад способно было сильно напугать или потрясти, и это, опять же, объективная примета времени.
Возвращаясь к началу твоего вопроса – я бы не сказал, что у меня в рассказах вся такая жизнь в розовом цвете, сопли и одни карамельные истории. Если ты откроешь мою книгу, то увидишь там пару достаточно «циничных» рассказиков, и, вообще, много внимания уделено теме смерти, перехода.

– Поговорим о процессе творчества. Я недавно разговаривал с Аликом Якубовичем о том, как у него всё это происходит. Что нужно тебе для того, чтобы у тебя родился текст? Ты уединяешься, или, наоборот, много гуляешь, или ещё что-то?

– Если говорить о вдохновении…

– И технологиях…

– Технологий нет. Большинство сюжетов, которые я так или иначе воплощаю, из жизни. В книге есть фантастический рассказ «За 300 лет ничего не изменилось», действие там происходит в будущем, но навеян он был совершенно бытовой сценой, произошедшей с мной. Я немного перескажу сюжет: простой парень встречается в лифте с женщиной из высшего социального слоя, она смотрит на него с предубеждением и некоторым высокомерием, между ними происходит молчаливая сцена, а потом вдруг у неё начинает громко урчать в животе. Это сразу же разрушает все социальные стереотипы. Так вот, нечто подобное произошло у меня: в одной кабине лифта торгового центра со мной ехала такая high society girl, дорого одетая, пластика, силикон, «бриллиантовый» айфон, все дела. И вот вдруг у неё начинает громко урчать в желудке, это было так неожиданно и забавно! Она смутилась, и все условные барьеры тут же рухнули. В результате эта сценка легла в основу  рассказа, причём фантастического, действие там перенесено на 300 лет вперед. То есть, как правило, существует какая-то реальная сюжетная зацепочка, а дальше она уже обрастает подробностями, на неё нанизываются сюжетные ходы и развитие истории. Технологий нет – ты просто идёшь по улице, и тебя вдруг простреливает какая-то крохотная мизансцена.

Или ещё одно маленькое наблюдение, мини-случай, правда, ещё не развитый в полноценный рассказ, а только в пост. Иду я как-то летом по скверику на площади Свободы, а мне навстречу плетётся с палкой дедушка лет восьмидесяти в исподней майке и синих сползающих трусах. Я смотрю на него, и у меня чувства противоречивые возникают: с одной стороны, я вроде должен испытывать к нему сочувствие – ну, пожилой человек, жара страшная стоит, ему тяжело. Но, с другой стороны, ловлю себя на мысли, что я точно не хочу быть таким! Если у меня начнутся проблемы с головой, наплевательское отношение к себе, если я начну становиться обузой для родных, я постараюсь завести себе такой специальный «будильничек». Чтобы как только раздастся такое – дзииинь! – в голове, сесть на электричку, как можно дальше уехать куда-нибудь в лес, с глаз долой, лечь где-нибудь в яму, и пусть меня уже никто не найдёт. Это был бы лучший выход. У меня это вылилось в пост, историю, которая называлась «Дед Маугли», когда человек, поймав себя на мысли, что он не хочет быть подобным жалким старикашкой, обузой для родных и вызывать омерзение у окружающих, уезжает в лес, ложится на землю умирать, а в это время к нему подходят волки, и он каким-то последним усилием воли хватает вожака за глотку, загрызает его и сам становится вожаком волчьей стаи. Вот такой сюжет для рассказа, это и достаточно забавно, и драматично, но это, опять же, фантастическая история, вдохновленная эпизодом из реальной жизни.

20314659_1386109498137085_1669655347_o

– Что мне в тебе нравится – ты постоянно меняешься. Когда-то ты был чуть ли не за Путина, говорил, что плохие больницы – это чуть ли не «так нам и надо». Или хотел, чтобы твои дети никогда не ходили в детский сад. Кстати, ты ещё вегетарианец до сих пор? Есть ли какие-то незыблемые вещи, относительно которых ты никогда не изменишь своё мнение?

– Нет, таких вещей, наверное, нет. Всё может измениться, я стараюсь не «высекать в камне» истину.  И да, я уже год как не вегетарианец, то есть после двенадцати лет вегетарианства я вернулся к птице и рыбе, но тут дело вовсе не в мировоззрении – я и отказывался-то от мяса не по этим причинам. Просто когда-то в один прекрасный момент у меня это «отвалилось» само по себе. Я себя отлично чувствовал, но никогда активно не пропагандировал вегетарианство, зачем? Каждый сам для себя решает. А тут вдруг опять вернулось желание плотной пищи – вот захотелось, понадобилось «заземление». И я не вижу смысла бороться с собой в данном случае. Я понимаю, что многих убеждённых, «идеологических» вегетарианцев такой пример, наверно, может расстроить, обозлить, но уж извините, ребята. Я возвращаюсь к сути вопроса – каменных истин не бывает. Что-то всегда может меняться.  Может быть, через год-два я опять перейду исключительно на растительную пищу, кто ж знает.

По поводу изменений ты совершенно правильно сказал, что человек и должен меняться, двигаться. Как только он принимает какую-то неподвижно «правильную» позу, начинается стагнация личности. Я не буду открещиваться от своих фраз про Путина. Несмотря на то, что являюсь космополитом, человеком свободолюбивых, в большей степени либеральных взглядов, которому крайне не нравится, что происходит сейчас в стране, я не классифицирую Путина как «абсолютное зло» и первопричину, как это делают крайние либералы. Путин – это человек, который тоже меняется. Я уже говорил, что в начале 2000-х он был «добром», условным добром для страны. Можно говорить всё что угодно, но хотя бы за одно то, что Путин прекратил войну в Чечне, ему можно поставить небольшой памятник. Вот война – это как раз абсолютное зло, и человек, который нашел в себе силы после либерального Ельцина, втянувшего нас туда, приостановить этот ужас, заслуживал уважения. Какой ценой остановил, это уже другой вопрос. Но «худой мир», как говорится, лучше. Поэтому к Путину тех лет я отношусь с уважением. Другое дело, что году этак в 2008-м он, к сожалению, упустил переломный момент, когда можно было дать хороший импульс развитию страны. Сытые годы без движения, купание в нефтедолларах при ничегонеделании обернулись сегодняшним кризисом, застоем и циничными попытками перевести фокус общественного раздражения за пределы страны, на внешних врагов. К сожалению, момент для инноваций и инвестиций в будущее был упущен. А то, что происходит сейчас, – даже почитателям Владимира Владимировича, мне кажется, понятно, что это период финальный. Долго ли этот эпилог будет продолжаться, коротко ли, не известно. Но видно, что ничего новаторского ждать от него нет смысла, рывка вперёд при нём уже не будет. Так или иначе, эра Путина уходит.

Но, опять же, оценку роли конкретной личности в истории можно давать только тогда, когда проходит продолжительный период, а мы как люди, которые живут в данный исторический момент, не можем адекватно оценить последствия тех или иных шагов или масштабов конкретной личности. Вот у нас очень любят идеализировать Че Гевару, говорить, какой он герой и борец за свободу. Да, он таким был. Че Гевара начинал свою взрослую жизнь с того, что помогал как волонтёр прокажённым в лепрозориях, у него ведь было медицинское образование. Он не боялся контактировать с опасными больными и очень многим людям помог в своё время. Когда он только увлёкся революционными идеями, у него были благие цели. Во время активных военных действий он никогда не расстреливал пленных, вел себя гуманно, может быть, поэтому и заслужил такой геройский и благородный ореол. Но потом, когда к власти пришел его друг и соратник Фидель, происходит трансформация героя, он становится главным тюремщиком – начальником самой известной на Кубе тюрьмы. Той, где по приказу Кастро уничтожились тысячи его противников, и многих из них великий герой Че Гевара расстреливал чуть ли не лично. И это всё одна и та же личность – в определенный момент истории она такая, потом происходит трансформация. И как к ней относиться однозначно? Невозможно даже измерить, чего больше принёс в мир этот человек – добра или зла.
Или почитайте про великого пророка Моисея, «разговаривавшего» с Богом, узнаете, что он творил в конце жизни, вырезал народы целые, включая женщин и детей.

– Я читал твоё интервью про то, как полжизни ты был таким подонком, пил, гулял, обманывал женщин, а потом очнулся и пошёл по пути добра и справедливости. Это напоминает сюжет жития – вот старец Зосима у Достоевского, я почему-то его тогда вспомнил, в юности пил, гулял, чуть даже человека не убил, а потом сошла на него благодать, он понял, что «всякий пред всеми за всех виноват». То есть произошла именно резкая и глобальная перемена, такое перерождение. Ты сверхспособностей после этого не ощущаешь?

– Перемена, о которой ты говоришь, произошла в результате жёсткого пинка, когда в 25 лет я чуть не погиб от своего образа жизни, когда у меня случились серьёзные проблемы со здоровьем. И дело тут не в просветлении, просто я довёл себя до такого состояния, что жизнь должна была дать мне сильный пинок под зад. У некоторых людей трансформация происходит более естественным путем, им не нужен катарсис для того, чтобы поменять свою жизнь. У кого-то это происходит постепенно, у кого-то более резко, у кого-то этого вообще не происходит. У меня вот всё случилось очень резко и драматично, я уловил это недвусмысленное предупреждение и коренным образом изменил жизнь. Но мне показалось, я уловил в твоём вопросе некую иронию?.. (Улыбается.)

– Нет никакой иронии!

– Ладно, ты говоришь о «сверхспособностях», мы на эту тему, в общем-то, говорили, отвечая на первый вопрос. Никакие это не сверхспособности. У кого-то есть музыкальный слух, у меня вот его нет – я очень люблю музыку и страшный меломан, но я не умею ни петь, ни играть ни на одном из музыкальных инструментов. Это не значит, что музыкант более продвинут по сравнению со мной, правда ведь? Точно так же то, что я «беседую» с гномами, не делает меня более продвинутым по отношению к убеждённым материалистам. Я просто «настроен» на такие беседы, можно над этим смеяться, можно думать, что я шучу или это такой хайп намеренный, чтобы подогреть интерес к книжке. Нет. Просто ты «выходишь в эфир» на довольно редкую и непопулярную частоту, но это не делает тебя человеком со сверхспособностями. Я же не летаю, не останавливаю поезда за секунду до их столкновения.

– Ясно. Расскажи, что тебе в себе не нравится? Есть ли у тебя комплексы?

– Комплексов со временем становится меньше – просто потому, что ты реально начинаешь с ними работать. Чтобы перестать комплексовать по тому или иному поводу, ты не должен загонять комплексы внутрь. Это такое абсолютно прозрачное правило – если что-то тебя «зажимает» изнутри, эту пружину бесполезно сжимать, она, чем дальше это делать, тем сильнее распрямится. Я это понял, и если мне что-то не нравится в себе или, например, я как-то негативно реагирую на окружающих, я, прежде всего, начинаю заниматься самокопанием, искать причины. Мне, например, очень не нравится, что у меня бывают вспышки гнева, раздражения на людей, в том числе и близких. Глупо говорить, что это нормально и пусть так и будет. Я любитель конкретных примеров – в последнее время мы все стали очень рачительными, бережём природу, убираем за собой мусор, грозим пальчиком тем людям, которые так не делают, мусорят, бросают окурки мимо урн, захламляют леса. Это хорошо, что мы цивилизуемся и бережем природу. Проблема только в том, что часто одновременно с этой цивилизованной гражданской позицией ты позволяешь внутри себя подниматься гневу и осуждению других людей.  Ты подходишь к опасной черте, потому что негатив, осуждение и гнев – это не те эмоции, которые человек должен испытывать. Пусть даже по какому-то, как ему кажется, «правильному» поводу. Ты можешь умом понимать, что мусорить плохо, но считать человека подонком, козлом и быдлом за то, что он мусорит, неправильно. Когда во мне поднимается осуждение, и я сразу же делаю флэшбэк лет на 30 назад, я вспоминаю, как мы сидели с друганами на лавочке возле Кремля, бухали дешёвое красное вино, бросали бутылки вниз по откосу, и у нас в голове не возникало даже мысли о том, что нужно за собой убрать, что о природе нужно заботиться. И когда ты понимаешь, что этот сегодняшний человек – это, в принципе, тот же самый ты, каким был когда-то, тебя это отрезвляет. Ты начинаешь понимать, что человек просто находится сейчас на таком уровне сознания, и дай бог, чтобы как можно раньше, а не через 30 лет, он пришёл к понимаю того, что так делать стрёмно. То есть происходит опять же трансформация негатива в нечто рассудительное, разумное, растворение его, а не подавление и самоосуждение. Гнев, который остается в тебе, – он тебя же и съест. Долго накапливаемое внутри негативное отношение к окружающему миру или людям так или иначе скажется на твоём же здоровье, это психосоматика в чистом виде. Хотя бы из этих эгоистических соображений ты будешь стараться растворить негатив, а не из-за того, что ты такой крутой и просветлился. Просто думаешь – да на хрен мне это надо, я не хочу болеть! Карму не обманешь.

– Традиционный «женский» вопрос – «Иволга» ведь сайт для женщин. Ты любишь женщин, как я помню по твоим постам, с какими-то маленькими недостатками, которые и есть «изюминки». Дай какой-нибудь совет девушкам – например, не злоупотреблять парфюмом, носить ковбойские сапоги на босу ногу, я не знаю, – чтобы стать ещё привлекательнее, ещё больше нравиться мужчинам. Давай, в общем, говорить о женщинах!

– С удовольствием. (Улыбается.) Все примеры, которые ты привёл, ты у меня же и взял, я делал такие подборочки, но они абсолютно имховые, как и у каждого гетеросексуала, обозначающего какие-то свои маленькие фетиши. Здесь нет никаких рецептов, всё очень индивидуально. У меня, например, есть старый приятель, музыкант Дэвид Браун, который Brazzaville, он мне как-то рассказал такую же имховую историю. Оказывается, его счастливая семейная жизнь исходит исторически из маленького фетиша – он фанател от девушек со щербинкой между передними зубами. И вот однажды ехал Дэвид по шоссе в Лос-Анжелесе и поравнялся с машиной, которую вела очаровательная китаянка. Она улыбнулась ему, он увидел эту щербинку, и у него мгновенно снесло «крышу»! В итоге они счастливо женаты, и у них двое прекрасных детей. Я это к чему говорю – мне, например, не нравится, когда женщина пользуется духами, мне вообще не нравится запах духов. Не то что излишний – вообще запах духов! Но есть миллионы мужчин, у которых фетиш связан с конкретным запахом, в том числе и парфюма. Здесь важно не подстраиваться под какие-то общепризнанные стандарты, а слушать свою интуицию, или своё сердце, или, извините меня, либидо своё слушать. Если тебе нравятся маленькие толстушечки, не нужно делать вид для окружающих, что ты фанатеешь от двухметровых моделей, ты признайся в этом, и маленькие красивые толстушечки к тебе притянутся по закону соответствия. Нужно быть собой и не строить из себя то, чем ты не являешься. То же самое у женщин: когда знакомые девушки рассказывают мне, какой тип мужчин им нравится, я порой ужасаюсь – да как такие могут нравится, что они в них нашли?! Это, например, типажи вроде Камбербэтча – у меня этот актёр ничего кроме отторжения не вызывает, я смотреть на него не могу! Но, видимо, есть у него какая-то магия, вот такой уродец (в моём понимании) притягивает кучу женщин. В общем, не нужно стремиться к общему знаменателю, у каждого числителя должен быть свой знаменатель, поэтому важно быть собой.

Для девушек я хотел ещё интересный пример привести. У меня есть френдесса в Инстаграме, очень эффектная, красивая, обеспеченная девушка, у неё десятки тысяч подписчиков – по нижегородским меркам это достаточно круто. Она очень любит выкладывать свои фотографии, но при этом настолько мощно их фотошопит, настолько всё блюрит, размазывает и делает таким пластиковым, что мне каждый раз хочется ей сказать: «Да зачем?! Твоя естественная красота больше притягивает, нежели то, что ты делаешь!» Но, к сожалению, мы с ней не в таком близком знакомстве, чтобы я мог ей это сказать, я тактично молчу, но улыбаюсь со стороны. И вот это характерный пример того, как поза, как какой-то общепринятый стандарт настолько овладевают человеком, что он перестает ценить себя таким, каков он есть. Девушка начинает больше заботиться не о том, как её воспримут в человеческом плане, как собеседника, как личность, а о том, как бы кто не увидел её морщинки. Тонной макияжа женщина скрывается за маской. Так вот, я что хочу сказать. Да, многие мужчины первоначально оценивают женщин по внешности, естественно, что ухоженная, следящая за собой, за своим стилем в одежде девушка, которая умеет себя подать, в первую очередь привлекает мужское внимание. Но к моим пятидесяти годам я уже пришёл не только к пониманию, но и подлинному ощущению того, что намного глубже и прочнее женщины в итоге цепляют своей харизмой, умом, глубиной. Это может быть девушка без макияжа, в каких-то простых брючках, и неважно, насколько её фигура отвечает общепринятым параметрам. Магия уже начинает работать, когда девушка, прежде всего, ведет себя естественно. Понятно, что если тебе вообще на себя наплевать, ты одета как пугало и не причесана, это не вызывает никаких приятных чувств, но это уже другая крайность. Но вот то сумасшествие – силикон, ботокс, все эти новые технологии, жуткий фотошоп в Инстаграме и так далее – это совершенно дикая лавина искажённого представления женщины о себе и о том, какой она должна нравиться. Это просто картинка, не более того, поэтому я за стильную естественность – не только без накачки губ, но и без кубиков на животах.

– В комментариях к твоим постам часто сквозит тема «травы» – мол, ты, наверно, обкурился, несёшь какую-то пургу. Кто-то, я помню, даже назвал тебя Пер Гюнтом за чудаковатость и романтическую восторженность. Не боишься выглядеть странным, смешным?

– Я не совсем понимаю связи между травой и «выглядеть смешным», потому что, на мой взгляд, трава – это вообще не смешно, ну, или смешно первые несколько раз, а быть по настоящему смешным – это вообще-то круто. У меня именно с травой был связан тот случай, когда произошел главный перелом в жизни. Трава наложилась на алкоголь, и я чуть не отправился на тот свет раньше времени. Да, действительно, мне часто говорят: «какая у тебя трава забористая!», «чё куришь-то?» – в комментариях к тем вещам, которые людям кажутся странными. Я к этому привык, и это очень забавно – никто же не спрашивал фантаста Герберта Уэллса, какую он траву курил, или режиссера Тарковского, какие у него наркотики были. Я имею в виду не только гениев, а вообще людей, которые видят мир сквозь немного странную для большинства призму, чья «точка сборки» смещена по сравнению с обычной. Так уж люди устроены, что всё непонятное изначально вызывает у них если не отторжение, то насмешку, это нормальная человеческая реакция, связанная с неприятием нового. Ведь почему абсолютное большинство людей в принципе боится перемен? Даже если твоё существование малопривлекательно, тебя что-то тяготит –  муж, страна, город – ты всё равно боишься взять и поменять эту жизнь. Казалось бы, нет любви в семье – найди в себе силы закончить этот брак, потому что без любви жить невозможно. Тебе не нравится этот город, тебя колотит от бешенства – переезжай в город мечты или влияй на что-то, чтобы твой город улучшился. Люди, боящиеся перемен, в том числе и в собственном сознании, включают защитный механизм, который состоит в том, что когда они соприкасаются с какой-то не укладывающейся в их голове теорией, какими-то идеями, вступающими в противоречие с их мироощущением, им проще отгородиться от этого. Они не готовы принять непонятное мировоззрение, и первая реакция – «да ладно, чё куришь-то?!» Это не вызывает раздражения, это говорит только о том, что ты зацепил кого-то и, как минимум, дал человеку пищу для размышлений. Пусть он не будет изучать твои теории, не примет твоё понимание мироустройства, но, может, он хотя бы на чуточку посмотрит на жизнь под иным углом…

Да, к сожалению, есть люди в соцсетях, от которых я вынужден избавляться. Это происходит крайне редко, ты, наверно, не дашь мне соврать, что я дружу с совершенно разными категориями людей, в том числе и с ярыми оппонентами. У меня в друзьях и патриоты, и либералы, и не по политическим мотивам я включаю фильтры. Был у меня недавно эмоциональный пост про 9 Мая, когда я написал, что для меня это не столько праздник победы кого-то над кем-то, сколько, прежде всего, день окончания самой страшной войны, ибо она есть главное зло. И тут вдруг откуда ни возьмись выскакивает человек, преподаватель вуза, между прочим, которого я много лет не встречал, и начинает меня поносить последними словами в духе «ах ты гад, Родину не любишь?!» Это был пример не столько банальной нетерпимости, сколько крайней узколобости мышления – человек не вступает в дискуссию, не пытается даже понять сути сказанного, он просто видит яркую красную тряпку для своих незыблемых убеждений и начинает злобно клеймить и даже грубо оскорблять. Так что «чо ты куришь» это самое безобидное.

– Со мной даже контракт расторгли из-за моего поста о том, что я не люблю военные парады…

– Понятно, что людям нужны позитивные эмоции, лучше, когда это эмоции объединительные, когда нас сплачивает какая-то радость, но, увы, если в жизни остается всё меньше объективных радостей, начинается вот это высасывание патриотизма из пальца. Да ещё и сверху это поощряется и насаживается – не мы с тобой открыли, что как только внутри становится хреново, пропаганда тут же начинает работать на поиск врагов вовне. Так же и с отдельными людьми – человек осознанный пытается прежде всего в себе найти возможности для решения проблем и взять ответственность на себя. Человек иного склада винит в трудностях всех вокруг, но только не себя. Это одна и та же психологическая программа действует, глубинные причины здесь одинаковы – комплексы, которые долго накапливались, лезут наружу. Мы с тобой об этом уже сегодня говорили –  как с этим бороться, когда накипело.

– А стране как бороться?

– Мне кажется, что для начала нужно хотя бы провести ритуал захоронения Ленина. То, что эти «мощи» до сих пор снаружи, означает, что дурная карма страны даже символически не пытается закрываться, растворяться путем общественного осознания ужаса в собственной истории. И это не даёт даже нашим намерениям двигаться вперед. Россия пока, к сожалению, не попрощалась с тёмным прошлым, не закопала его по христианским традициям в землю, чтобы взошли ростки нового самосознания. Эгрегор насилия, террора и нетерпимости, который расположен на центральной площади страны, до сих пор транслирует энергии вокруг себя. Метафизика в чистом виде.

– С одной стороны, ты бросаешься всех защищать – хоть автоледи на «Лексусах», хоть гастарбайтеров. С другой – нередко указываешь людям на их «косяки», Дёмину вон на неуместную рубашку и так далее. Кто ты больше – защитник или обличитель?

– Это опять к вопросу о том, что из тебя транслируется на данный момент, какого рода энергии выходят наружу. Но ситуацию с Дёминым ни в коем случае нельзя ставить в один ряд с защитой Кулибинского парка от вырубки или  пресловутой автоледи, которую собиралась четвертовать общественность. Мне, человеку, который, как ты знаешь, достаточно долго проработал на телевидении, на радио, очень не хватает публичных дебатов, адреналина прямого эфира и дискуссий без цензуры. Может быть, в связи с этим я (частично даже подсознательно) и задел Дёмина за живое. Неуместный стиль в одежде на эфире с сити-менеджером  – это была просто зацепка, за которую мы ухватились и устроили шоу в прямом эфире. Людей, по сути, волновало не то, о чём мы говорим, – смешно же всерьёз два часа рассуждать о расстегнутых пуговицах на рубахе! – в условиях тотального закручивания гаек на ТВ люди просто соскучились по живым эмоциям, дебатам без купюр. И не предмет дискуссии всколыхнул всех, а сам формат, всем было интересно, как два человека с совершенно разным мировоззрением ведут себя в честном пространстве прямого эфира без цензуры. Люди соскучились по естественному.  А для меня это был просто опыт – может быть, я весьма цинично об этом говорю, но это был такой эгоистический опыт, проверка сил и способностей в публичных выступлениях. К Дёмину я не испытываю негативных эмоций – это просто человек из другого мира, он привычно живет в нём, и слава богу, пусть живет. Какие-то его идеи я поддерживаю, какие-то просто не укладываются в моей голове – например, что геи это зло и что надо возвращать статью за мужеложство в Уголовный кодекс. Это опять же такое сочетание прогрессивного с абсолютной дремучестью. Тёмная и светлая сторона в каждом из нас – то, о чём мы с тобой говорили. Как во мне уживаются обличительство и стремление благородно защищать? Да как и всё остальное: тёмное и светлое, гнев и счастье, розовое и темно-синее, ночь и день. Вопрос в том, что ты выпускаешь наружу.

20314440_1386109304803771_1451365667_o

– Давай опять вернёмся к сказкам – назови, пожалуйста, свои любимые детские книжки.

– Поскольку у меня маленькие дети, я много читаю с ними современную детскую литературу и прихожу в полный восторг от многих изданий, от того, как они иллюстрируются, какие они прикольные на ощупь. Любимые издательства – «Розовый жираф», «Поляндрия», и есть ещё ряд издательств, которые выпускают очень милый продукт. Из современных книг, которые я с трепетом беру в руки, могу, например, назвать чудесную повесть «Кролик и Веснушка», которую написал японец Ко Окада, а иллюстрировала его жена. У этой книги какой-то особый флёр – медитативный няшный текст, карандашная графика в иллюстрациях, ну милота необычайная!

Что касается любимых книг из моего детства, того, чем я зачитывался в своё время, – они совершенно сейчас потеряны, это прошлое. Я, к примеру, фанател в детстве от книги «Пятеро в звездолёте», это была культовая для меня вещь, мало того, я даже написал письмо автору этой книги и получил от него ответ! Это было настолько круто тогда – это сейчас соцсети, ты легко можешь написать Драгунскому, и он скажет: «О, Максим, привет, спасибо!»

– Он мне, кстати, лайк сегодня поставил…

– Да, Драгунский лайк поставил, Быков на комментарий ответил. Я уже приводил пример, как-то я вышел на аккаунт Мэтью Перри – Чендлера из культового сериала «Друзья»: просто вижу, что он сам ведёт свой аккаунт, в отличие от многих, по его реакциям, по комментам, и тоже там отмечаюсь. И человек видит мой комментарий! Сейчас я, меломан, легко вхожу в контакт с музыкантами, мне, допустим, нравится какой-то живущий в Австралии музыкант, я пишу: «О, крутая музыка!» – и вижу в ответ: «Спасибо, Игорь, здорово, что ты в России слушаешь нас!» У тебя сразу в душе происходит маленький катарсис – офигеть, человек, который делает такие крутые вещи, тебе отвечает, да ещё почти в реальном времени!

Когда я написал в детстве восторженное письмо автору книги «Пятеро в звездолёте», где-то месяца через два мне пришел ответ, напечатанный, скорее всего, секретарём издательства, но с подписью писателя, видно было, что письмо составлено по лекалу, не вот там «Здравствуй, Игорь!», а «Здравствуй, малыш» и так далее, но это было так фантастично, мне ответил сам писатель! Автор был как бог! Не так уж много было клёвых книг в нашем детстве, потому что, увы, идеология давала о себе знать. У меня до сих пор сохранилась моя самая любимая в детстве книжка сказок, в ней, само собой, есть «Мальчиш-Кибальчиш» и ещё ряд произведений про Красную Армию и Гражданскую войну – параллельно с какими-то волшебными совершенно произведениями, «Сказкой о потерянном времени», например.

Кстати, как ни удивительно, но, когда сегодня выходит достойная детская книжка, она тут же раскупается, её не найти нигде, в том числе на интернет-ресурсах вроде «Озона» и «Лабиринта». Книжка печатается тиражом тысяч в двадцать, её тут же сметают, потом допечатывают дополнительный тираж, и его тоже сметают. Кажется вроде , что всего сейчас много, а вот когда выходит какой-то реально крутой релиз, в том числе уже упомянутого «Розового Жирафа», народ это быстро заценивает.

– Поделись, пожалуйста, ближайшими творческими планами!

– Тут дело в том, что история с «Масачусецем» находится, по сути, в самом зачатке. Я ещё не получил объективного фидбэка, в основном мне пишут друзья, которые, естественно, хвалят, льют мёд – я не исключаю, что людям действительно нравится моя книга, но, с другой стороны, мне бы хотелось услышать более непредвзятое мнение. Именно поэтому я разослал книгу уважаемым мной людям, от которых я как раз и не жду «мёда». Мне хочется понять, что в книге не так, что, может, напрягло читателей, я считаю это наиболее ценным для развития. Всеобщее благостное настроение по поводу «Масачусеца» («круто», «здорово», «нам понравилось», «не могли оторваться») мне приятно, но, если мне никто ничего не напишет из тех уважаемых окололитературных персон, которым я отправил «Масачусеца», это будет тоже сигналом – что, может, и говорить-то не о чем?! Поэтому для начала нужно дождаться какого-то промежуточного пит-стопа в истории с этой книжкой. Неизвестно, что там будет – может, крылья вырастут, а может, и скажу сам себе: «Игорь, тебе, может быть, и не стоит больше писать, вдруг это лучшее, что ты мог сочинить для своих от силы пятисот друзей из фейсбука и потеребить при этом своё эго?»

Хотя на самом деле наработок в столе много, на 2-3 книги ещё хватит, садись только и разворачивай.

20228751_1383552831726085_8866199506962423625_n

Беседовал: Максим Алёшин

Герой нашей беседы: Игорь Преображенский