Меньше недели осталось до конкурса «Мисс Нижний Новгород-2017». 22 года назад студентки Екатерина Чудакова и Ольга Родионова организовали мероприятие, которое прочно вошло в жизнь города как необычайно зрелищное и ожидаемое событие. Ежедневно мы будем публиковать материалы из книги «20 лет на высоте», чтобы вспомнить, как это было.

 О съемках фильма «МИССия выполнима» рассказывает Лев Харламов, актер, режиссер, преподаватель Нижегородского театрального училища.      

Харламов Лев        

         – Когда Екатерина поставила задачу подготовить девушек к съемкам фильма за три урока по три часа, я выстроил особую программу занятий с девочками. У меня был уже опыт преподавания начинающим моделям, совсем юным (13-15 лет). Там был очень маленький курс, но я понял, чем отличаются модели от других людей – им нужна какая-то телесная выразительность. Это я и учел, когда приступил к работе с финалистками конкурса «Мисс НН». У всех была очень разная подготовка. Например, есть такое упражнение «зеркало» – это когда, глядя мне в глаза, нужно повторять за мной все движения, и нельзя отставать ни на долю секунды. То есть девочка, будущая «Мисс Нижний Новгород», должна быть похожа на меня, Льва Харламова, представляете это? Когда я проделал это упражнение со Светой Ежовой, то после спросил у нее, занималась ли она единоборствами, – так четко она меня ловила, такое повышенное у нее было внимание. Она ответила, что нет, не занималась, а по окончании занятий подошла ко мне и говорит: «Чтоб вы не расстраивались из-за того, что что-то не угадали, открою вам тайну: я окончила ГИТИС, я профессиональная актриса». Это сразу чувствуется.

Съемки фильма (12)         А вообще с девочками было очень легко. Я получил от режиссера список образов, которые героини должны создать. Поэтому мы стали работать непосредственно над процессом перевоплощения, пытаться выяснить, что в предлагаемом Артуром Брондо образе девочки отличается от нее самой и что у них общего. Есть уникальное упражнение Михаила Чехова – «поиск центра тела». Девочки, на мой взгляд, получили огромное удовольствие от этого упражнения. Мы выясняли, что, если ты умница, отличница, то, скорее всего, центр твоего тела находится в переносице. Через это ты можешь легко «впрыгивать» в чужой образ, эта точка будет вести тело за собой. Когда исполнительница роли отличницы (Ирина Китайкина) стала пробовать это упражнение, я понял, что в ее случае центр находится не в переносице, потому что бедра она не могла никуда деть. И мы с ней выяснили, что, скорее всего, ее образ – это девушка, прикидывающаяся отличницей для повышения уровня собственной сексуальности. В каких-то случаях мы шли не за придуманным Артуром образом, а пытались найти нечто среднее между самой девочкой и ее образом.

14         Очень трудно, например, было «байкерше» (Наталья Шувалова), потому что она совсем не такая. Помню, мы много репетировали, как она слезает с байка: нужно было, чтобы все видели, что это происходит с ней не в первый раз в жизни. С другой стороны, это должно было быть очень красиво. На мой взгляд, получился очень удачный момент.

Потом мы встретились с Артуром – не знаю, мне кажется, это называется «любовь с первого взгляда», потому что мы с ним два часа проговорили об образах, о том, как мы их видим. Мы вышли покурить вдвоем и оба поняли, что бесконечно симпатичны друг другу и понимаем друг друга с полуслова, и нам очень интересно. А дальше Артур уговорил меня на то, что я не мог себе представить никогда в жизни: он предложил мне сыграть роль майора Большеболдинского РУВД и сбрить для этого бороду! Я говорю: «Артур, никогда, я не брил бороду 17 лет! Это просто невозможно, я не бываю без бороды. Я играю в театре семь спектаклей, и во всех спектаклях мои персонажи с бородой». В общем, я кричал и отказывался, но при помощи какого-то волшебства он все-таки получил от меня согласие. До сих пор не понимаю, как я на это решился. Потом прятал лицо, ждал, когда борода отрастет. Она отросла, и у меня снова возникла гармония в душе. Людям, которые не носили бороду 17 лет, это непонятно, только махровые бородачи могут оценить, что это за жертва. Это как отрезать ногу.

4         Что мне еще импонирует в Артуре, так это то, что для него нет мелочей. Например, когда мы обсуждали внешний вид участниц, он указал на «туристку» и сказал, что очки, которые она принесла, «неправильные». Невозможно объяснить, почему – форма правильная, темный цвет, но, как он сказал «неправильный оттенок стекла, и они чуть больше, чем нужно». На следующий день Артур выстраивает всех на площади Минина и говорит: «С этого момента у вас есть костюм и аксессуары, которые не меняются. С этими вещами вы живете весь съемочный процесс. Это должны быть очень точные вещи». Указав на очки, он продолжает утверждать, что они не подходят. И я снимаю очки, которые висели у меня на майке, потому что точно знаю, что это они! Утром, выходя из дома, я специально взял их для «туристки». Я надеваю на нее свои очки, и Артур говорит: «Ну почему Лева понимает, что я хочу, а остальные нет?!» Все, она снимается в моих очках. Вот эта тщательность – она не пустая, это очень важный момент. То есть если посмотреть на «туристку», то можно понять, что только такого размера очки делают ее лучше, а образ точнее. И в этом отношении Артур, конечно, прекрасен до бесконечности, потому что он добивался этой точности.

Съемки фильма (5)На площадке я был не только педагогом-репетитором. То, что я делал, называется «режиссер по работе с актерами на площадке», такой режиссер-педагог. Девочкам нужно было что-то подсказывать, нужно было помогать им поддерживать свой образ, учить их поведению на съемочной площадке, потому что любой человек, который впервые попадает на съемочную площадку, не знает элементарных вещей, например, того, что ты не можешь прекратить играть, пока режиссер не скажет «стоп». То есть ты должен продолжать существовать, пока тебя не остановят. Это принципиальная вещь. Еще одна принципиальная вещь в кино – то, что ты должен четко повторять абсолютно все, что ты сделал ранее. То есть если ты взял ложку левой рукой, то вплоть до 24 дубля ты должен брать ложку левой рукой, иначе потом будут проблемы у режиссера монтажа. Это элементарные вещи для людей, снимающихся в кино, но не для тех, кто попал на съемочную площадку впервые.

2        Вместе с девочками мы проработали семь съемочных дней, после этого стало понятно, что они освоились, образы свои не теряют, и я отошел от процесса, потом уже приезжал просто так. Были у нас и экстремальные съемки, когда, например, я был нужен в кадре в качестве майора. Они долго искали «плохой подвал» для съемок помещения РУВД, потом обнаружили похожий в театре «Комедiя». Было удобно всем, потому что там был местный гример, все понимали, что за серьезный процесс происходит, никто нас оттуда не гнал. И однажды Артур сделал очень хитрую вещь: как-то раз мы начали снимать с самого утра, а к самой страшной, ключевой сцене приступили уже в час ночи. Я подозреваю, он намеренно не торопился, чтобы все были по-настоящему измождены. Есть в кино такая сцена, где участницы, пережив массу приключений и упав духом, попадают в полицейский участок. Понимаете, на глаза грим не наложишь. Когда все уже перешагнули стадию ненависти к происходящему, перестали спрашивать, когда же, наконец, это все закончится, а приняли ситуацию, и у всех стали опустошенные глаза, – тут Артур и начал снимать самую серьезную сцену. Закончили мы ее в полчетвертого. Мне очень понравилось, как он работал –  тщательно добиваясь нужного результата. Когда Екатерина спрашивала, сколько примерно фильм будет длиться, Артур четко отвечал, что 40 минут, и когда я потом посмотрел и увидел 39 минут с секундами… Ну, вы понимаете, это тоже говорит о его профессионализме, потому что его никто не заставлял, никто бы ему руки не оторвал, если бы было 45 минут или 34 минуты, но все было очень четко.

15         Еще я помогал подбирать актеров. Кроме девочек, почти все остальные актеры – профессионалы. Это важно, потому что и девочкам так было легче. Артур четко говорил, какого человека надо, и я ему показывал. Иногда он говорил «нет», тогда я ему подбирал другого. Парень, с которого завязывается сюжет и который передает автобус Артуру Гагаре, – выпускник  театрального училища, и это был курс, на котором я преподавал. Сейчас он актер театра «Комедiя». Я понимал, что он способен сыграть такого отличника-студента. Потом Артур просил найти парня, который дает деньги главному герою в Болдино, – распорядителя сомнительной вечеринки. Он мне описал, каким этот герой должен быть, и я понял, что такого героя может сыграть профессиональный актер из Театра драмы Артем Прохоров. Я понимал, что Прохоров способен это сделать. Они познакомились с Артуром, и он одобрил его. На следующий день после съемок в Болдино девочки мне рассказывали, какой Артем классный и смешной  парень, как он здорово играл. Они же тоже заводятся, когда находятся рядом с профессионалами, берут с них пример.

324647_originalВ общем, было очень много интересных, душевных моментов. Правда, и напряженных моментов тоже хватало. Например, когда у нас не получалась одна фраза с девочкой. Мы репетировали, но она не понимала, как именно нужно это сказать. Речь, кстати, о «байкерше», это был такой кризисный момент, потому что режиссер уже опустил руки и сказал мне: «Ты же здесь для этого, так сделай что-нибудь!». Мы с ней бьемся уже час, одна фраза, и все равно не выходит. Артур плюнул на все и ушел нарезать круги вокруг автобуса, подошел Гагара, тоже попробовал объяснить что-либо, но никак. В девочке нет агрессии, которая должна быть там заложена. Мы сделали уже миллион дублей, и ничего! Тут я начал осознавать, что у меня ничего не выходит, что я подвожу девочку, режиссера, и подумал о том, что нужно какое-то физическое действие, которое поможет ей произнести это так, как нужно. Собственно, этому учил Станиславский. Я посоветовал ей взяться за спинку впереди стоящего кресла автобуса, а потом встать. То есть технически было решено полфразы сказать так, а полфразы уже встав. И когда ее слова совпали с физическим действием, сразу же волшебным образом все получилось, а я в очередной раз понял, что Станиславский гений, все работает!

Я не очень люблю вести мастер-классы, у которых нет прикладной цели, потому что сделать актером за 3-5 недель невозможно. Я занимаюсь с радио- и телеведущими, начинающими моделями, бизнесменами, политиками. У всех разные задачи, и с моей помощью этот человек добивается поставленной цели. Здесь было еще интереснее: вот образ, вот девочка, и у тебя всего 9 часов. Это шикарная задача, которая бодрит!

9