И все-таки есть что-то такое в ее взгляде, что понимаешь сразу: она – супермодель. Ирина Блинова в 90-е годы носила фамилию Харламова и порой только за один выход на подиум получала гонорар, сравнимый с доходами частного предприятия средней руки. Она, модель «золотого поколения» Синди Кроуфорд, Линды Евангелисты, Клаудии Шиффер, и сегодня вполне могла бы выйти на подиум: фигура более чем позволяет.
20 мая Ирина БЛИНОВА будет в жюри кастинга «Мисс Нижний Новгород» — специально для этого она приехала в родной Нижний Новгород из Москвы.

18554943_1250686258386480_1937813162_n

— Ирина, не могу поверить, что в вашем активе титул «Супермодель СССР». Кажется, вы слишком молоды, чтобы помнить Советский Союз.

— Мне удалось завоевать его в 1991 году, практически накануне распада страны. А начиналось все в Нижнем Новгороде, точнее – в городе Горьком. Я просто училась в школе, готовилась к поступлению в политех… И однажды увидела объявление: Виктор Чибисов набирает манекенщиц с вой театр моды. Подруга говорит: «Иди, ты худая!» И я пошла. Вообще, меня не надо уговаривать – я всегда любила что-то новое и красивое.

— Кроме вас много девушек пришло на кастинг?

— Очень много! Мы своей красотой заполонили весь ДК имени Свердлова. Но в тот день в театр моды отобрали только двоих.
— И в их числе были вы. Что с вами произошло после того, как попали в театр?

— Началась работа. Виктор  — человек очень амбициозный, он хотел сделать нас настоящими супермоделями, о которых пошла бы слава по всему миру. Его ориентиром была безумно популярное тогда агентство Burda Moden. Причем Чибисов ставил глобальные цели: он хотел вырастить из нас более профессиональных моделей, чем Burda. Кстати, в нашем театре моды занимались многие девушки, впоследствии ставшие очень известными – например, Екатерина Одинцова.

18555265_1250686291719810_1976838745_n
— У вас ведь были спартанские условия подготовки…

— Мы приезжали к 8 утра и сразу шли на несколько часов аэробики. Потом хореография, затем – этикет… У нас даже были занятия по политинформации: Виктор уверял, что настоящая модель обязана ориентироваться в том, что происходит в стране и мире и иметь высокий интеллект. Нас учили всему: как правильно спускаться по лестнице, как делать макияж, как пользоваться столовыми приборами, как ухаживать за своим телом.

18579132_1250686275053145_388686985_n
— Это же Смольный! Институт благородных девиц!

— В какой-то мере да. Вскоре меня пригласили в агентство Burda Moden – и я уехала в Москву. И уже там мне предложили участвовать в конкурсе «Супермодель СССР».
— То есть в конкурсе красоты?

— Нет, это немного другое. В конкурсах красоты могут участвовать все желающие. В конкурсе супермоделей нет элемента шоу, и приглашаются только девушки, работающие в этой сфере профессионально. Потому что приз за первое место – это контракт с агентствами Ford Models или Elite Models. То есть с двумя самыми крутыми в мире агентствами. По сути, в 90-е годы весь рынок был поделен между ними. Ух как нас изучала Айлин Форд! Она ездила по всем республикам СССР и лично отбирала девушек. С каждой беседовала, заходила в наши гостиничные номера, проверяла, насколько мы аккуратны, как мы умеем держать столовые приборы… Даже выезды на праздники, которые девочки воспринимали как возможность отдохнуть, по факту оказывались проверкой: Айлин было важно увидеть, как ее будущие модели ведут себя в неформальной обстановке.
— И вы этот конкурс выиграли.

— Я стала Супермоделью СССР. Но в Лос-Анджелес, на мировой финал я поехала уже в статусе Супермодель России – вот так в индустрию красоты вмешалась политика. Если честно, до сих пор иногда раздумываю: а что, если бы я там победила? Ведь на подготовку к этому конкурсу давался один год. Но только что образовавшейся России было не до супермоделей. И если вокруг других девушек на конкурсе вился целый сонм стилистов, визажистов (никогда не забуду девушку из Китая – с ней приехали представители четырех домов моделей, она переодевалась каждые полтора часа), то мне перед выездом просто купили какое-то платишко и пожелали не подвести страну.
И пока менеджеры других участниц дрались за лучшее время для съемок, я и полячка Божена сидели на этом конкурсе как бедные родственницы. Причем я-то была девушкой из закрытого города и вообще понятия не имела, какая она – заграница. Помню, нам принесли купальники для выхода – менеджеры мгновенно их все расхватали, оставив на дне два крохотных бикини. Я взяла один в правую руку, второй в левую, спрятала их за спиной: «Божена, в какой руке твой?» — вот так мы разыграли купальники.
В общем, мы с Боженой вышли в финал, но конкурс не выиграли. Кстати, мы общаемся с ней до сих пор. Но, даже не получив титул «Супермодель мира», я все равно получила трехлетний контракт.

18600697_1250686301719809_1968078497_n
— Но вы ведь достаточно быстро перешли из моделей в менеджеры, верно?

— Да, работала в Red Stars, организовывала конкурсы, кастинги – очень интересно было смотреть на них с другой стороны. Вообще, я люблю все новое и очень люблю учиться – я художник, декоратор, визажист… но был и период в жизни, когда работала в банке, была и ассистентом руководителя уровня «топ», и даже директором рынка.
— Да ладно!

— Правда! Я действительно люблю изменения в жизни, мне нравится пробовать ее на вкус. И я абсолютно неприхотливый человек. Люблю ходить в походы с палатками…

18555107_1250686321719807_241081638_nТак Ирина выглядит сейчас


— Супермодель? С палаткой?

— Ну а что, я должна быть бесконечно томной и в бриллиантах? Я не гонюсь за брендами, из украшений предпочитаю те, что сделаны своими руками… Я жила с разным уровнем достатка. Были времена, когда зарабатывала баснословные суммы, и были те, когда плавленый сырок резала на семь частей и делила на неделю. Поэтому я понимаю, что чашка кофе в постель от мужа дороже безликих подарков.
— Ирина, в 90-е годы о моделях ходили разные слухи.

— Про то, что мы переспали со всеми организаторами, чтобы выиграть конкурс? Ох как я тогда расстраивалась, когда такое слышала! Не было вообще ничего похожего на это, абсолютно. Но мне в глаза говорили: «Да знаем мы, вы там со всеми…» Только став старше я научилась спокойно реагировать на такое. Причем я немного понимаю, откуда пошел такой слух. В 90-е годы в агентствах работали разные модели. Были девушки уровня «топ» — они отлично смотрелись и на подиуме, и на фото, и на видео. Были девушки, которые из-за невысокого роста могли работать только фотомоделями. Были девушки, которые позировали только, например, красивыми руками, были те, кого приглашали на съемки ресниц или ухоженных ножек… Так вот, модели «топ» — это элита. Девушки умные, целеустремленные, яркие. Но их, как и любой элиты, было немного. А некоторые модели классом пониже, случалось, начинали разгульную жизнь по ночным клубам, где не стеснялись говорить случайным знакомым: «Да я супермодель!» Получается, что по ним люди судили о нас. А нам даже в голову не приходило отправиться в ночной клуб.
— А на конкурсах битое стекло в туфли вам конкурентки не подсыпали?

— Вот опять миф! Мы были дружны невероятно, поддерживали друг другу во всем. Прошло столько лет, а мы по-прежнему встречаемся, общаемся, разговариваем на самые разные темы. Я сейчас смотрю: каждая из нас состоялась в жизни, достигла профессиональных высот. Мне кажется, это хороший показатель того, какими были российские супермодели эпохи 90-х годов.

18554993_1250686315053141_1533168317_n
— Ирина, скажите, как вы будете оценивать участниц кастинга «Мисс Нижний Новгород»?
— Модель – это, конечно, и привлекательное лицо, и стройность. Но главное – огонь в глазах. То самое, что позволяет назвать человека личностью. Вот таких личностей и буду искать.

Via: Светлана Иконникова