- Я часто слышу: «Как тебе повезло с коллективом, с бизнесом!» - говорит Ирина Князева, генеральный директор «Нижегородптица НН». - А это не «повезло», это создано трудом.

Здесь нужно добавить: и честным отношением к покупателю. Когда берёшь продукцию «Нижегородптицы» (неважно — паштет, террин, колбасу или красивую запечённую утку), можно не сомневаться: она свежая, натуральная и цена её вас не напугает. Ещё недавно эти блюда можно было только заказать в интернете, с доставкой на дом или с самовывозом. Но в канун Нового года поклонники «Птички» получили самый желанный подарок: в центре города, на улице Горького, 158 открылся магазин «Кулинария Ирины Князевой».

«Придумать то, чего в городе не было…»

Одновременно со мной в магазин входит девушка в положении и уверенно направляется к «острову» с блюдами из птицы — видимо, успела стать здесь постоянной покупательницей. И я понимаю, что это жест глубокого доверия. Все, у кого есть дети, подтвердят: «в ожидании чуда» стараешься питаться только там, где полезно и качественно.

— Да, эта девушка у нас не первый раз, — кивает Ирина. В магазине она находится с утра до вечера. Как хозяйка дома, где царит уют и вкусно кормят, она лично встречает покупателей, знакомит их с ассортиментом. — К нам вообще часто приходят беременные. И я знаю, что когда они родят — будут приходить уже с детьми. Наши блюда натуральные, готовятся, как дома. Разница только в объёмах: например, у себя на кухне я в омлет кладу 3 яйца, а тут 10.

— Специализированных магазинов в Нижнем немало, кафе тоже предостаточно. «Кулинария Ирины Князевой» — это магазин-кафе. Почему выбран такой необычный формат?

— Если ты что-то делаешь, нужно придумать то, чего в городе ещё не было. У нас получился европейский формат — магазин-кафе, где можно посидеть с друзьями, купить домой что-нибудь вкусное.

— Что пользуется самым большим спросом?

— Я была удивлена, что самые дорогие позиции — кролик, индейка, утка, буженина, — самые востребованные. А ещё люди очень активно берут супы, салаты, каши — в общем, «домашнюю» еду.

— А вам самой какие блюда нравятся?

— Тоже «домашние»: блинчики, запеканки. Ещё люблю солянку — настоящую, с языком, почками, каперсами, маслинами… Очень многое ведь идёт из семьи. А в нашей семье любили готовить. Не было культа еды, но каждый день обязательно первое, второе, третье. А на праздник — пусть скромные, но праздничные блюда. Моя мама по образованию кондитер. Когда мы приехали в Горький из Баку (мне было 6 лет), она устроилась кондитером на 10-й хлебозавод. Жили мы в коммуналке, шесть семей в одной квартире, ванной нет. И начальник цеха сказал маме: «Приводи девчонок в наши душевые». Они были, как в фильме «Москва слезам не верит» — помните, там Люся работала на хлебозаводе? Мамина работа меня завораживала: пышный хлеб, чистота, все в белых халатах, колпаках. Это было царство ГОСТов — когда продукция соответствует всем нормам, не страшно есть, кормить ребёнка. Но в конце 80х — начале 90х годов хлебозавод расформировали. Мама осталась без работы. А когда мне было 14 лет, у неё случился инсульт. Пенсия была нищенская, и мама устроилась в киоск, где продавались блюда ресторана «Панорама». Мы с сестрой ей помогали. Какие очереди там выстраивались! Готовые блюда, особенно высокого качества, имеют спрос всегда.

 26694394_546027102428490_1130446517_n

Серёжины рецепты

Питаться полезно и вкусно, при этом не тратя на готовку ни одной лишней минуты — такая возможность есть у нижегородцев уже 18 лет. Именно столько (в её нынешнем виде) существует компания. А начиналось всё с ТК «Нижегородптица», которая продавала продукцию птицефабрик.

— Это были 90е, время быстрых денег, — вспоминает Ирина. — Время, когда постоянно приходилось делать выбор: честный ты человек или нет? Делать правильно, или делать легко? Можно было сказочно разбогатеть за один день. Но я выбирала — делать правильно.

Был у неё и период выращивания птицы: на Чернораменской и Линдовской птицефабриках. Но на Линде сменился собственник, сотрудникам сказали «до свидания». А в это время на Левинке продавалось здание нефтебазы.

— Мы с бывшими коллегами с Линдовской птицефабрики (а это были технари, трудяги, в общем люди моего формата) решили начать своё дело. Помню, как я первый раз пришла в столовую на Левинке. Захожу, а там сидят крысы и смотрят на меня. Местные ребята говорят: «Не бойся, они не кусаются!» У меня ушло больше года, чтобы навести там порядок… Сначала мы просто продавали курицу и куриный фарш. Тогда продаже и этого не было: «Спары» и «Пятёрочки» ещё не пришли в Нижний, был только магазин «Птица» на Свердловке, куда стояли дикие очереди. А я уже ездила в Европу и понимала, что это путь в никуда. Там нам показывали передовое оборудование, с помощью которого готовились паштеты, колбасы и так далее. Вообще в Европу тогда ездили многие. Но продолжали просто продавать мясо. Хотя было очевидно, что будущее за готовыми блюдами.

— Кстати, кто в «Нижегородптице» их придумывает? Торт из филе утки с апельсином и инжиром, паштет из кролика с тыквенным желе и прочие рецепты, звучащие как музыка.

— Какие-то рецепты я привезла из заграничных поездок. Какие-то родились сами. А некоторые появились благодаря моему сыну. Серёжа в детстве ел только пюре и вермишель. Врач говорил: «Гемоглобин понижен, давайте ему говяжью печёнку». Какая там печёнка, я в него котлетку впихнуть не могла! И начала в пюре мелко перетирать мясо, чтобы не видно было. Потом придумала рецепты паштетов, ёжиков, котлет — чтобы были нежными, аппетитными, чтобы ребёнок ел.

— Помимо паштетов, котлет и других блюд, уже ставших привычными для поклонников «Нижегородптицы», у вас недавно появилась новая позиция: копчёности…

— Я долго им сопротивлялась. Использовать «жидкий дым» — не моя история, как и всё, что связано с обманом. А оборудование для копчения стоит дорого. Но я поехала в Германию, в Штутгарт — это европейский технический центр, где расположены крупнейшие производства, от «Мерседеса» до бытовой техники. Нам показали печи Fessman — это уровень «Мерседеса», но только в копчении. Я купила оборудование в рассрочку — и появился цех копчёностей… Похожая история была с колбасами: сначала я не хотела ими заниматься. Как происходит на больших фабриках? В специальной машине перемешивается кожа, эмульсии — в общем, состав, где очень мало мяса. А мне не хотелось делать колбасу из всякой дребедени. И я решила сделать по-старинке. Берём мясо, вручную набиваем, запекаем в печке… получается полностью натуральный продукт. И пошло, и всем понравилось.

— Несмотря на вашу занятость, есть то, на что вы находите время всегда. Это благотворительность. Как вы к этому пришли?

— Когда мы въехали на Левинку, рядом находился детский приют «Вера». Я меняла у себя все коммуникации. А здания рядом, в 50 метрах. И я заложила в проект их территорию тоже. Со временем к этому приюту я просто прикипела. А когда у кого-нибудь из подруг дети начинали капризничать: «это не надену, это есть не буду…» — брала их на мероприятия в приют. Самое сложное — это не привязываться к воспитанникам. Тяжело, когда приходишь, спрашиваешь: «А где Вадик?» — «А он уехал в детский дом»…

«Я давно должна была закрыться…»

«Делай добро, и бросай его в воду — добро добром вернётся!» — говорил один известный персонаж. И кажется, этот «бумеранг» действительно возвращается: по крайней мере, «Нижегородптице» не раз пришлось испытать его действие.

— Я давно должна была закрыться, — улыбается Ирина. — Были ситуации, когда я думала: «Ну всё». Поставщики должны привезти сырьё — не привезли. Завтра аванс — мне нечем его заплатить. А я человек слова, я не могу обещать и не сделать. И вдруг какая-то встреча, где мне говорят: «Я ищу, куда вложить деньги, возьмите их в работу, а через год отдадите». Словно кто-то кинул спасательный круг. В трудные моменты я еду в Макарьевский монастырь: молюсь, прошу подсказать, как мне быть. Потом возвращаюсь — а девчонки говорят: пока тебя не было, приезжал инвестор. Или — было предложение о сотрудничестве. Мне далеко до истинных верующих, я матом могу ругаться, выпить могу. Но всё равно чувствую: за честность, за помощь потом всё возвращается…26793752_546027109095156_1823419410_n

Ещё, при всей плотности графика, Ирина старается находить время для путешествий. Нижегородский фейсбук, наверное, до сих пор помнит её фотографии с бельками (нет, это не неправильно написанные «белки», это детёныши тюленей, воплощённое белопушистое очарование), африканскими бородавочниками и другой экзотической живностью.

— Меня очень впечатлили Соловецкие острова, это же какая мощь была! Настоятель монастыря с нами летал «на бельков». Это происходило так: долго летишь над дрейфующими льдинами, наконец видишь одну большую, и на ней приземляешься. Кругом лежат бельки. Я засмотрелась на них, отошла от группы. А потом слышу, мне кричат. Оборачиваюсь — а на меня глядит огромный морж. Они иногда приплывают полакомиться бельками. Стою, не шевелясь. Он зыркнул на меня, нырнул… Ещё незабываемые впечатления оставили Танзания и Исландия. В 2017 году вообще было много путешествий. Мне исполнялось 50 лет, и многие спрашивали, что подарить. Я говорю: «У меня никогда не было бриллиантовых серёжек». Поэтому многие дарили деньги. А после юбилея я подумала: ну и зачем мне серёжки? И решила вместо них подарить себе впечатления.26648721_546027119095155_967054611_n26694793_546027095761824_592582446_n

— Какие желания вы загадали, встречая 2018 год?

— Вообще я никогда не загадывала под Новый год желаний. Когда били куранты, япросто думала: пусть все будут здоровы, пусть мамочка живёт… А какого-то желания «для себя» не было. Да я и Новый год в этот раз отмечать не планировала. В 10 вечера ушла из магазина, хотела забежать за бутылкой шампанского и пойти домой. Но позвонили друзья: «Ты что? Давай к нам!» А у них дети-двойняшки, они выдали всем бумагу и велели написать желание. И я загадала… любимого человека. Я пока не нашла мужчину, который будет сильнее меня. Когда жена успешнее, чем муж — не все мужчины могут достойно принять это. Выйти замуж — это вообще не проблема, но хочется найти такого человека, который бы меня понимал, принимал, чтобы были общие интересы. Не директор, не собственник фирмы — просто тот, с кем мне будет комфортно… Но когда я сжигала бумажку с желанием, я так обожгла палец, что это, наверное, будет пожарный! — смеётся Ирина.

— Кстати, ваш бизнес имеет перспективы стать семейным, Сергей планирует им заниматься вместе с вами?

— Он по образованию художник-проектировщик. Когда создавался магазин, мы, конечно, привлекали специалистов со стороны, но в основном это наше совместное с Сергеем творчество. В интерьере много деталей, которые, возможно, не бросаются в глаза, но формируют общую картину — эти нюансы продумал Серёжа. И если продолжать тему желаний и планов — я планирую открыть ещё один магазин. Скорее всего, он будет на Автозаводе.

Via: Мария Зинина

26694351_546027115761822_245943741_n26648285_546027112428489_1552386507_n26694837_546027105761823_1841427012_n

Фото Дмитрия Митрохина, Владимира Иордана, Владимира Лашманова.