Когда мы просим: «Посоветуй сериал?» — мы давно уже не имеем в виду какого-нибудь, прости господи, «Дикого ангела». Хочется чего-то динамичного, свежего, не затянутого. Кто-то любит «Red vs Blue», кто-то смеётся над «Новорожденными мамами», а кто-то ждёт новую серию «Хроник параноика». Веб-сериалов (в том числе российских) становится всё больше, и появление ресурса, объединившего этот контент, было вопросом времени. В России такой платформой стал The Digital Reporter. Его учредитель Антон Калинкин — известный режиссёр, сценарист, продюсер. Под его руководством создавались телеверсии спектаклей Евгения Гришковца, сериал «Кремлёвские курсанты», шоу «Дорогая передача», комедия «33 квадратных метра»… На их фоне The Digital Reporter выглядит как-то чужеродно, непонятно. Что же такое веб-сериалы, каковы их преимущества и перспективы? Главный редактор «Иволги» Светлана Гонова и Антон Калинкин обсудили это на Realist Web Fest – фестивале интернет-сериалов, который недавно прошёл в Нижнем Новгороде.  

1
— На фестиваль было подано 150 заявок из 29 стран — хотя сравнительно недавно многие вообще не знали, что такое веб-сериал. С чем связан такой рост популярности и чего ожидать дальше?

— Выросло первое интернет-поколение, которому сейчас 16-20 лет. Кроме привычного интернет-продукта, заставляющего смеяться или ужасаться, у него появилась потребность в художественном контенте. А поскольку его предложено не было, молодёжь сама стала искать, каким он мог бы быть. Веб-сериалы к этому ближе всего. Это быстро, динамично, остро, жанрово. Для их гаджетов, на их языке… Язык, на котором разговаривают в современном кино, устарел. Это классическая история отцов и детей. Продюсеры пытаются заигрывать с молодой аудиторией, а она не понимает, о чём речь. Выросло первое поколение, которое не знает, как прожить без интернета. И язык веб-сериалов — это его язык.

Когда я читаю лекции студентам, я объясняю, что первым шагом в кино уже не является короткий метр. Первым шагом является веб-сериал. Здесь вам не нужно играть по правилам, пытаться понравиться «большим продюсерам». Даже не обязательно жить в городе, где есть кинопроизводство. И если первый опыт будет неудачным, вас не занесут в чёрный список «С этими режиссёрами я никогда». Можно экспериментировать бесконечно. А когда видео «выстрелит» (например, благодаря нашему фестивалю) — «большие продюсеры» заметят вас сами.

Кадр из сериала Хроники параноика

Кадр из сериала Хроники параноика

Ещё одна причина — цикличность. В мире постоянно возникает что-то новое, сначала идёт всплеск интереса к нему, затем интерес угасает… и опять новая тема. Вспомните, как все сидели в кино в 3D-очках. Сейчас это уже не интересно, остались только отдельные аттракционы и кинотеатры. Веб-сериалы — ещё одна художественно-технологическая инновация, а выживет она или нет, покажет время. Но в отличие от 3D-очков, эта история не коммерческая, не навязанная. Они появились естественно, в среде самого потребителя. 

— Кстати, зачем «извлекать» сериалы из их среды, из интернета, и демонстрировать на фестивалях?

2

— Фестивали позволяют задать некую художественную планку. Мы показываем, что веб-кино должно иметь определённый режиссёрский, актёрский и сценарный уровень. Иначе всё закончится погоней за лайками, а о качестве речь идти не будет. 

— Тут кто-то возразит: «А смысл стремиться к художественности? Я сниму что-нибудь «ниже пояса», и получу кучу просмотров».

— Да, это видео посмотрят многие. Скорее всего, посмотрит ваш ребёнок — все эти системы родительского контроля существуют в основном для самоуспокоения. Но он постесняется показать это отцу. И маме, и своей девочке. Таким образом, у низкопробного контента есть вполне определённый потолок популярности. Ограничение, связанное с самоцензурой… Второй момент — ежедневно в Youtube заливается 300 часов нового материала, и рано или поздно Youtube станет его фильтровать. Собственно, этот процесс уже идёт, все платформы начали ставить ограничения. И первым «вычистят» низкопробный контент.

— Если бы вы сняли веб-сериал, каким он мог бы быть?

— Это был бы набор сюжетов, каждый из которых посвящён какому-нибудь человеческому страху — и тому, как его преодолеть. Я бы назвал этот жанр «помогающий». К примеру, интернет формирует в нас некий аутизм, страх реального общения. Как от него избавиться и начать общаться — эта тема становится всё более востребованной.

— А что с монетизацией этой сферы? Какой бы она ни была интересной, на одном энтузиазме могут работать (и работать качественно) только альтруисты.

Человек, который взял айфон и снял ролик, ещё не знал, что скоро видеоблогеры будут хорошо зарабатывать. Так и здесь: мы пока не знаем, во что это выльется. Но сочетание хорошего продукта, воспитанной аудитории и рекламных инвестиций, которые сейчас переходят из большого кино в интернет, должно дать свои плоды. В сфере веб-сериалов появится понятный рынок. 

3

— Как наше веб-кино выглядит на фоне других стран? Судя по соотношению участников Realist Web Fest (из 30 работ всего 9 российских) — мы не лидируем, а догоняем? 

 Нет, мы абсолютно на равных позициях. А в творческом плане даже опережаем. Другое дело, что есть проблема, с которой мы боремся. Иностранцы по своей природе более структурные, системные, чем мы. Они руководствуются законами, инструкциями, а мы — отношениями. Все процессы за рамками творчества (авторские права, юридическая поддержка…) — у них чётко выстроены. А мы, создавая новую индустрию, вынуждены создавать новые правила. Это очень ощущалось во время подготовки фестиваля. Мы получали видео из Европы, Австралии, Перу, у них имелись все подтверждающие документы. И получали из России… просто видео. Нужно создать веб-индустрию, которая будет действовать в нормальном юридическом поле. 

4

— В том числе для этого был создан Digital Reporter? 

 — Да, мы берём на себя функции помощи и поддержки, аккумулируем вокруг себя создателей веб-сериалов и учим их действовать в цивилизованном рынке. В рамках фестиваля мы подписали «договор о дружбе и любви» (так мы его в шутку называем) между Международным цифровым сервисом учета, хранения и оборота прав на объекты интеллектуальной собственности (n’RIS) и Ассоциацией производителей веб-сериалов. А в ноябре Digital Reporter проведёт церемонию среди российских авторов веб-сериалов. Там тоже будет звучать тема, что мы за свободу, открытость — но цивилизованные. И это, кстати, тоже путь к монетизации. Ни один серьёзный рекламодатель не станет работать с юридически спорным продуктом. 

 — Вы сказали, что в творческом плане мы опережаем иностранных коллег. Каким образом? 

 — Русский автор в любом жанре в состоянии философствовать больше, чем автор из другой страны. У них всё просто — хоррор, значит хоррор. Комедия — значит, комедия. А у нас комедия — это когда весь фильм смеёшься, а в конце рыдаешь. Смешанный жанр — это как раз то, что наиболее интересно и востребованно. Ни в какой стране мира нет женщин, которые получают оплеухи от мужа, а потом сражаются за него со всем миром. Мы же прирождённые продавцы эмоций! А веб-сериал — это короткая форма, которая должна быстро вызвать максимум эмоций. Поэтому у России невероятный творческий потенциал в сфере веб-сериалов!  5

— Антон Арнольдович, вы знаменитый режиссёр, сценарист, продюсер. Простой вопрос: зачем вам это?

— Сейчас практически все в кинопрокате ориентировано на сборы. Кино превращается в доли, рейтинги, количество зрителей и проданных билетов, а сериалы строятся на том, как снять за столько-то, а заработать больше. Это нормальная коммерческая история, я тоже в это играю. Но смысл, идея для кино становятся чем-то вторичным. И веб-сериал — это некая отдушина. Он позволяет показать зрителю историю напрямую, искренне, без условий и ограничений. Сегодня это дорогого стоит. 

Via: Светлана Гонова 

В публикации использованы фотографии с ресурса digitalreporter.ru