Иногда в середине жизни человек внезапно просыпается, оглядывается по сторонам – и меняет в своей жизни все: работу, квартиру, жену, мужа, страну… И это «иногда» случается у такого количества людей, что другие люди, призванные обобщать и систематизировать, назвали это явление кризисом середины жизни.

Конечно, до замены «вообще всего» доходят лишь единицы. Но вот поменять в 40 лет только работу. Только семью. Только друзей. Только страну – таких примеров масса. А уж тех, кто на рубеже 35 – 40 лет мается от непонятной тоски по непрожитому – легион.

Почему так происходит? И в чем причины кризиса 40 лет? Рассказывает коуч, сертифицированный по программе ICF, Татьяна РУССУ.

— Кризис середины жизни – это не тренд нашего времени, — говорит Татьяна Руссу. – Его переживали и наши родители, и наши бабушки-дедушки. Помните фильм с Янковским «Полеты во сне и наяву»? Это как раз про кризис среднего возраста. И он абсолютно закономерен: все детские мечты к 35-40 годам уже воплотились, человек достиг того уровня, которого он планировал – пусть не до конца, но уж программу-минимум выполнил. И человек понимает: да, он сделал много. Да, за плечами уже большой багаж. Но дальше с этим багажом идти совсем не хочется.

— Багаж надоел?

— Скорее, исчерпал себя. И если человек не видит новую дорогу, он чувствует себя опустошенным и начинает искать, чем эту пустоту заполнить. Сначала он или она может вести себя деструктивно: возникают конфликты, проблемы в семье и на работе, алкоголь, новые партнеры… Но все это лишь временный «пластырь». Человеку нужна новая цель в жизни, чтобы реализовывать и уважать себя. И наше время предоставляет тем, кто вошел в возраст 35-40 лет, веер возможностей для разумной смены пути.

— Многие ли люди ими пользуются?

— Меньше, чем могли бы. Очень часто мне говорят: «Я уже старый», «Мне 40 лет, уже поздно что-то менять».

— Ой. Мне самой скоро 40, а я как-то все меняю и меняю…

— Это же логично! Тем, кто записал себя в старики, я отвечаю: «Вы когда институт окончили? В 20 лет. Посмотрите, ваш промежуток от сегодняшнего дня до пенсии равен тому промежутку, что вы прошли от окончания вуза до «здесь и сейчас». Даже «допенсионный» промежуток больше будет. Вы за время своей работы успели добиться многого. Вы снова сможете стать победителем, только в новой, более привлекательной для вас сфере. Да люди в 80 лет начинают жить заново!

— Все барьеры – в головах.

— Именно. Но самое неприятное: люди начинают сравнивать себя с окружающими: «Да-а-а, Вася Иванов уже старший помощник первого заместителя, а я-то еще только младший помощник…» Классическая встреча одноклассников – жутчайший удар по самолюбию. А если на недовольство собой накладывается накопленная усталость и профессиональное выгорание, вероятность срыва «во все тяжкие»… ну, она очень велика.

— И так из поколения в поколение.

— У меня есть ощущение (которое мы сможем подтвердить только через 15-20 лет), что нынешнее поколение 20-25-летних может избежать кризиса середины жизни. Возможно, у них будут другие кризисы, но они изначально не нацелены на карьеру «от начала до конца». Для них нормально поработать какое-то время в одной сфере, потом поучиться – и поработать в другой сфере.

— Хорошо, сделаем реверанс молодым, которые в очередной раз оказались мудрее, и вернемся к нам, сорокалетним. Чего делать-то, если чувствуешь, что в знакомый до боли офис ноги не идут, а сменить работу…

— А сменить работу стра-а-ашно! И человеку очень хочется окуклиться, и чтоб его взяли – и перенесли туда, где ему будет хорошо и спокойно. И он тогда уж из кокона выйдет и будет наконец-то счастлив – чужими руками. Отсюда, кстати, растут ноги у бешеной популярности самых разных тренингов личностного роста.

— Люди хотят заплатить полторы тысячи рублей – и чтоб им дали пошаговую инструкцию, чего делать. И со стопроцентной гарантией, что впереди брезжит светлое будущее?

— Именно так. Мне кажется, и интерес к коучингу зачастую базируется именно на этом – на желании, чтобы «за меня все решили». Но коучинг – это не про «решите за меня». Это про – «поддержите меня в моем собственном поиске решений».

— Это эффективнее?

— Это правильно. Чужие советы зачастую на нас «не ложатся»: просто потому, что их дает один человек, а выполнять должен другой. Недавно разговорилась с девушкой, которая очень хочет выйти замуж, но пока не за кого. И вот она пошла на лекцию известного психолога, который щедро раздавал советы, как привлечь к себе мужчин. «Он говорил, что надо сексуально одеваться, вести себя уверенно, с позиции завоевательницы, — перечисляла девушка. – Но я так не могу, это не мое. Я, конечно, могу попытаться, но это чуждая для меня роль! Неужели замуж выходят только Зены – королевы воинов? Неужели тихим и скромным вход в ЗАГС запрещен?» Так вот коучинг помогает человеку осознать свои ценности и сильные стороны. Понять, как с их помощью можно достичь своих целей. У людей достаточно знаний для решения большинства задач, но они боятся или не умеют действовать, опираясь на них. Нам все время кажется, что есть кто-то умнее, кто лучше знает, что для нас подходит. Поэтому в основе коучинга лежит принцип доверия себе и собственным знаниям.

— Как обычно проходят коуч-сессии?

— Ничего экстраординарного. Вы просто разговариваете с человеком, который задает вам вопросы. Причем вопросы в отрыве от контекста звучат не очень понятно: «Как если бы это событие уже случилось в вашей жизни?» Когда я начала изучать коучинг, этот вопрос выводил меня из себя. Ну что значит «как если бы»? Что за непонятное условное наклонение? Но задача коучинга состоит в том, чтобы приблизить человека к своей цели, дать ему «вжиться» в нее, как будто это уже свершившийся факт. Тогда ему легче будет понять, что это не фантазия, а вполне достижимая ситуация, которая требует от него конкретных действий. Знаете, чем, на мой взгляд, коучинг отличается от психологии? Психология ищет якоря, которыми мы цепляемся за свое прошлое. Раскапывает их, помогает вытащить. А коучинг – он забрасывает якорь вперед, в желаемое будущее. И помогает к нему подтянуться.

— Коучинг прикольнее.

— Это каждый решает сам. Но, мне кажется, осознать свои цели, мечты, способности как нечто реальное и достижимое – это всегда пойдет в плюс.

— Коучинг подойдет каждому человеку?

— Пожалуй, не подойдет тому, кто не хочет активно работать над своим будущим, не готов брать на себя ответственность. Кто на каждый вопрос отвечает: «Я не знаю» — с интонацией «сделайте все за меня, а?»

— А всем остальным?

— А всем остальным подойдет. У меня вообще ощущение, что коучинг скоро станет одной из компетенций, которыми в той или иной мере будут владеть все образованные люди – как филологическая грамотность, например.

— А расскажите тогда базовые принципы коучинга – так, на уровне общего развития.

— Главное – четко сформулировать цель. Бывает, на коуч-сессии на это у нас с клиентом уходит до пятидесяти минут. Нужна цель по SMART – достижимая, измеримая, привязанная ко времени и т.п. Ой, как это бывает тяжело! Это только кажется, что «я хочу» — уже цель. «Я хочу свободы» — «Что для тебя свобода?» — «Ну-у-у, я не знаю. Это свобода» — «Ты сидишь в тюрьме и тебя кто-то не выпускает?» — «Нет, не в тюрьме». Мы ищем, исследуем разные варианты и приходим к выводу, что свобода – это когда есть возможность раз в неделю сходить в кафе с друзьями. Потому что речь идет о молодой маме в декрете. Для другого человека – например, для той же мамы, но спустя 15 лет, свобода выражалась бы совсем в ином. И когда клиент находит эту цель, то за оставшиеся 10 минут он набрасывает план действий, как ему достичь этой цели. Все просто? Да. Когда ты точно знаешь, что сделает твою жизнь легче и насыщенней.

— А какие цели чаще всего ставят люди?

— Свобода, самореализация, успех, признание. Я заметила, что у многих людей среднего возраста сложные отношения с деньгами. Сначала они говорят «Я хочу зарабатывать много денег», а потом вдруг осечка, и через секунду извиняющимся голосом: «Ну, то есть деньги для меня не главное, я же не ради денег, а ради самореализации, а так-то я…»

— А чего извиняться? На мой взгляд, деньги – это синоним свободы.

— Да, но в детстве нам внушали, что «деньги – не главное; главное…» и дальше шел список моральных ценностей. И для многих такие установки становятся препятствием в создании собственного дела. Я часто сталкиваюсь с тем, что в среднем возрасте люди начинают новый бизнес, потому что искренне хотят привнести в мир что-то важное и ценное. И вот тут происходит внутренний конфликт: я же хочу что-то важное дать другим – научить, помочь, сшить шапочки для младенцев… А между мной и тем, кому я делаю добро, встают деньги. Поэтому сначала все готовы работать за бесплатно. Но когда мотивация падает и начинает хотеться кушать, возникает вопрос: как себя оценить в деньгах? На коуч-сессиях человек ищет внутренний ответ, что для него деньги: возврат инвестиций, эквивалент стоимости желаемой вещи или времени на отдых. А чаще всего люди приходят к выводу, что деньги – показатель их профессионализма. Если другие готовы платить за ваши услуги – значит, вы делает что-то нужное. С такой установкой собственный бизнес получает новый толчок для развития.

— Татьяна, а можно вопрос… возможно, обидный для вас? Почему сегодня коучинг не то, чтобы ругают, но относятся к нему достаточно насмешливо?

— Это совершенно адекватная реакция непонимания, к которой я отношусь спокойно. В нашей жизни постоянно появляется что-то новое, к чему мы относимся очень настороженно. Если вы вспомните, лет пять назад при слове «акции», «облигации», «инвестиции» у многих возникали ассоциации с лохотронами и МММ. В то время я работала в крупной финансовой компании, которая внедряла в жизнь основы финансовой грамотности. И уж чего я тогда только не наслушалась – и что мы разводилы, и лишь бы обмануть честных граждан, и алчные мы… Сегодня важность этой темы осознали даже пенсионеры, потому что поняли, что на государство надеяться бессмысленно, а деньги могут «работать» и приносить дополнительные доход. Поэтому финансовых консультантов стало много, и они вносят свой вклад в развитие населения. Другой вопрос, как люди используют полученные знания. Кто-то вкладывается непонятно во что – и потом обвиняет тех, кто его «научил». Кто-то думает и выбирает, прежде чем доверить свои кровные. То же самое и с коучингом. Сейчас мы проходим этап недоверия и непонимания. Многие клиенты ждут, что им сейчас принесут ответы на все их вопросы «на блюдечке». И очень удивляются и возмущаются, когда им говоришь: «Вы должны думать и сами брать ответственность за свои действия. Я лишь помогаю вам понять себя – свои цели, возможности, ресурсы. И если необходимо – увидеть, где вы можете найти то, чего сейчас в жизни не хватает».

Да, рынок коучинговых услуг еще не до конца отрегулирован. И ценообразование стихийное, и качество услуг не всегда адекватное. Но это вопрос времени.

— А можно изначально себя избавить от консультации с плохим коучем?

— Во-первых, у каждого коуча первая консультация – бесплатная. Поэтому встречайтесь, общайтесь, смотрите на человека, насколько вам комфортно с ним, как он ведет себя, что предлагает. Во-вторых, определенной защитой могут быть рекомендации знакомых, которые уже прошли коучинг у этого человека. И, конечно, главное — его сертификат. Международная федерация коучинга (ICF) – профессиональная организация, цель которой создавать стандарты коучинга и контролировать их по всему миру. Поэтому если коуч является членом ICF или прошел обучение по ее программам, ему можно доверять. В настоящий момент при поддержке ICF ведется работа по созданию и утверждению на законодательном уровне стандарта профессии «Коуч». Если это получится – а я уверена, что это получится, человек, который прочитал полторы книги, уже не сможет вести занятия с клиентами. Сначала ему потребуется получить сертификат, подтверждающий право работать в профессии.

— Коучей часто обвиняют, что они сами ничего не понимают в бизнесе, а учат людей, как строить карьеру.

— Они и не учат, а помогают людям развиваться, опираясь на собственные знания, не бояться доверять себе. Знаете, один из основателей коучинга Тимоти Голви — тренер по теннису. Он разработал систему тренировок, в которой спортсмен был не механическим исполнителем роли тренера, а активным участником процесса подготовки к соревнованиям. Добился потрясающих результатов, написал об этом книгу – и его неожиданно пригласили в крупнейшую телефонную компанию США в качестве консультанта. Голви абсолютно не разбирался в бизнесе такого уровня, но он приходил на совещания и топ-менеджеры обращались к нему за советом. Он же отвечал с позиций коучинга, то есть задавал правильные вопросы. И люди отвечали: «Ах да. Ну конечно же! Спасибо, мистер Голви, вы очень помогли!» Ответы были в них самих. Требовалось их только вытащить на поверхность.

— Татьяна, а вы как пришли в коучинг? Сегодня ведь зачастую бывает так: человек прочитает книжку про коучинг, подумает: «Ой как здорово!» — и бежит писать в Фейсбуке: «Ребята, я теперь коуч! Все ко мне! Стоимость занятия – пять тыщ рублей». И ведь бегут, что удивительно!

— Будете смеяться, но у меня тоже все началось с того, что я прочитала книгу. Правда, путь от книги до реального коучинга оказался заметно больше. Обучение коучингу – длительный и серьезный процесс, который включает в себя и большой блок теории, и менторинг (когда работу оценивает твой персональный наставник), и анализ работы ведущих коучей. И много-много практики. Ведь коучинг – это не только «правильно задавать вопросы», это еще умение слышать человека и «возвращать» его же слова, чтобы он смог осознать их. Очень часто в разговоре мысль человека крутится вокруг какой-то идеи или слова, на которое обычный человек не обратит внимание. Для коуча это повод спросить: «А что для вас значит это слово или идея?» И происходит такой «стоп»-момент. Человек «вдруг» осознает что действительно для него важно. И он начинает двигаться к своим ценностям, потребностям и реальным (а не навязанных кем-то) желаниям. Например, я общалась с молодой женщиной, которая заявила: «Мне надоел офис, я хочу начать свой бизнес. У всех получается, я тоже так хочу!» — «А что для вас важно в своем бизнесе? Вы будете вышивать крестиком, продавать свои работы через интернет…» — «Нет, так я не хочу. Это ответственность. Я не готов брать ее на себя. Мне нужна стабильная зарплата, уверенность в завтрашнем дне… Но ведь в офисе скучно и все говорят, что свой бизнес – это хорошо!» — «А что для вас хорошо?» — мы меняем запрос, и человек уже точно знает, куда на самом деле хочет двигаться. А если бы она бросила свою работу в угоду «всем»? Массовый исход из офисов вовсе не означает, что и вам тоже надо из них бежать.

— Вы говорите о коучинге с таком огнем в глазах!

— Потому что это один из самых вдохновляющих моментов – видеть, как человек осознает, в каком направлении ему надо двигаться. Когда он сидит, погруженный в свои размышления – и вдруг от одного вопроса раз! – и у него раскрываются глаза: «Да, я нашел!» Причем коучу вообще непонятно, что именно он нашел. У него внутри щелкнуло – вопрос стал тем ключиком, что «открыл» ответ. Все ресурсы – у человека в голове. Все ответы у него есть.

Позвонить Татьяне Руссу можно по телефону 8-910-793-98-86

Светлана Иконникова