Просто космической величины и неземной красоты цифровой художник, модель и интереснейший блогер Елена Визерская в нашем разговоре по скайпу развеяла миф о том, что красота и ум – вещи несовместимые.

– Алло, привет, Лена Пена, она же Кассандра! Как вообще настроение?
– Нормальное, воскресное такое…

– Ага, то есть понедельничное? Я же сто лет читаю тебя в Фейсбуке и помню, что в воскресенье у тебя понедельник… Почти как у Стругацких: понедельник начинается в воскресенье…
– А-а-а… Ну да… Пусть Эрика тут помурлычет немного, она очень урчавая…
(В наушниках слышится бархатистое урчание Эрики. Теперь на другом конце провода слышно сразу двух кошечек, потому что голос самой Елены удивительно напоминает мурлыканье).

– Итак, вопросы… На самом деле я достаточно плотно слежу за твоим творчеством, и у меня сложилось впечатление что в художественном мире Елены Визерской одни женщины и нет места для мужчин. Ты феминистка?
– (смеется) Я даже не знаю, как расшифровывается слово «феминистка», поэтому нет… Просто так уж сложилось, что я вижу красоту больше в женщинах, чем в мужчинах. Я не знаю, что с мужчинами делать в кадре, как с ними обращаться. Но так, в принципе, ничего против них не имею (смеется).

– Не имеешь? А я вот помню твой двухлетней давности пост про то, что ты не понимаешь смысла секса, к примеру. Ну, что люди находят в этом бесконечном всовывании и высовывании… Твое мнение с тех пор изменилось?
– Да, я знаю, что они находят в сексе… (Почти минута мурлыкающего смеха).

– Ты сама выступаешь моделью в огромном количестве своих работ, причем образы всякий раз разные: то игривая кошечка, то соблазнительная нимфа, то такая полудевочка-полумальчик андрогенной природы… Какая ты на самом деле, что близко именно тебе? И что в твоем понимании сексуальность?
– Ага, ясно. Какая я на самом деле, сказать не могу, потому что во мне живет очень много людей. Какой человек выйдет сегодня, тем я и буду… А что такое сексуальность… Я не знаю, как это выразить вербально, я знаю, как это выражать визуально…

– В общем, нужно просто смотреть твои работы, в них все ответы.
– Да.

– Что бы ты посоветовала тем девочкам и мальчикам, которые мечтают стать цифровыми художниками? Где нужно учиться, с чего начинать?
– Если они талантливы и действительно имеют художественный дар, то им даже не нужно выходить из дому – включают Интернет, находят видеоуроки по фотошопу, и всё у них будет прекрасно. Потому что, как я считаю, главное ВИДЕТЬ, что ты хочешь сказать и как ты это хочешь сделать, а фотошоп настолько техничен, настолько прост, что любой человек может в нем создать все, что он хочет. Поэтому я даже не буду говорить про какие-то курсы, какие-то книги – вообще ничего. Сама я, например, фотошоп выучила в стрессовой ситуации буквально за несколько дней. Я пришла на работу и даже не знала, где включается компьютер, меня поставили перед фактом. Пришлось самой выучить фотошоп, программу верстки QuarkXPres и Illustrator – и это все за неделю. Но компьютер я по-прежнему выключала, нажимая кнопкой на экране, я не знала, что есть еще системный блок под столом…

– Ага, у многих, я слышал, было именно так…
– Ну да, это самый действенный метод.

– А чем ты вдохновляешься? Секс, рок-н-ролл, йога, что-то другое?
– (смеется) Вдохновение я могу найти везде, но вот проследить, какие именно вещи меня вдохновили на ту или иную идею, я, пожалуй, не способна… Потому что это очень забавные такие цепочки: я могу смотреть на странный, совершенно не вдохновляющий объект и логической цепочкой мысли прийти к какой-то художественной идее… Но связать саму идею с объектом, ее вызвавшим, уже невозможно. По поводу методов – нет такого, чтобы я целенаправленно шла слушать музыку или принимать что-то. Я стараюсь вести такой образ жизни, чтобы… э-м-м… быть максимально здоровой и при этом не терять нить вдохновения…

– Ты по жизни одиночка или же общаешься с теми, кто работает в подобной нише? Ну, с другими цифровыми художниками-фотографами?
– У меня очень узкий круг друзей, с которыми я общаюсь. В принципе, новых людей особо не добавляется – не то, чтобы я не хотела, как-то просто по интересам не складывается. Может быть, не там хожу… А мои друзья в основном не художники и не фотографы. В общем-то, у меня всего один друг-фотограф, с которым я дружу уже лет десять. Но он именно фотограф, а не цифровой художник. Что касается цифровых художников, то с ними вообще проблема в Киеве – ко мне часто обращаются с предложением сделать какой-то коммерческий арт, и поскольку я не выполняю коммерческие заказы, то всякий раз слышу: «Ай-яй-яй, как же нам быть, кто это может сделать, посоветуйте?» А мне некого советовать – была когда-то девочка, которой я скидывала свои заказы, но девочка ушла из свободного плаванья к конкретному человеку и теперь не берет заказы… Вот как-то так.

– Но у тебя наверняка есть любимые авторы…
– У меня есть друг, который считается одним из самых крутых… Даже не знаю, как его назвать – он делает ретро-фотографии, очень хорошо разбирается в антиквариате, в древних стилях и просто копирует сами стили… И делает это очень хорошо, пожалуй, получше, чем многие в мире, но он, что называется, широко известен в узких кругах…

– А среди мировых имен можешь кого-нибудь назвать?
– У меня нет каких-то конкретных кумиров в изобразительном искусстве, которыми бы я прямо сильно-сильно восхищалась, есть лишь художники, которые мне нравятся.

– Какие?
– Анри Руссо, например (Анри Жюльен Феликс Руссо, 1844–1910 гг., французский живописец-самоучка, один из самых известных представителей примитивизма. – Прим. М. А.). Потом меня очень сильно вдохновляет певица FKA twigs – знаешь такую? Она новая, очень крутая, очень мне нравится. Меня, знаешь, больше вдохновляют не по моей теме личности и совершенно неожиданные вещи… Нет, есть какие-то люди в Украине и России, за которыми я с интересом слежу в Фейсбуке или там Инстаграмме, но вот прямо так вытянуть из головы не могу… Они не очень-то и известные, если честно. Раньше я вообще не знала никаких фотографов и художников и ни за чьим творчеством не следила – вот вообще! Дабы не загрязнять мозг чужими идеями и картинками, потому что они всё равно остаются в голове так или иначе и каким-то образом могут вылезти, а я хотела бы оставить абсолютно чистым свой мир, тот, который выдаю.

– Итак, я понял, что коммерческие проекты тебя не интересуют. То есть если какой-то богач закажет у тебя дизайн со своей женой, к примеру, ты даже разговаривать с ним не будешь?
– Нет, не буду… Разве что у него какая-то невероятно красивая жена, которая меня вдохновит…

– То есть в случае красивой жены ты возьмешься за заказ?
– Да, и тут цена не имеет значения, я, честно говоря, предпочитаю не иметь дела с деньгами вот именно в таком формате… Просто у меня был опыт работы в коммерции, достаточно большой, пять или шесть лет, когда я выполняла всяческие желания заказчика. Ну, просто не было других доходов, и приходилось так работать. И я очень хорошо знаю, как всё это начинается: вначале идут дифирамбы в твой адрес – ах, как же это прекрасно, какая ты талантливая, как все замечательно, нам всё так нравится… И эти люди предлагают какую-то действительно интересную идею, из-за которой ты и соглашаешься (смеется). А потом всё скатывается в какую-то ужасную безвкусицу. Здесь дело даже не в том, что в твое творчество кто-то вмешивается, а в том, что всё делается какими-то такими отвратительными и мерзкими путями…
Я вспоминаю самые прекрасные заказы, которые были в моей жизни – они рядом с творчеством вообще, если честно, не стояли. Обычно это заказы от рекламного агентства – ты приходишь на совместное собрание (или как там это называется, я уже не помню), все сидят и обсуждают проект вплоть до того, сколько капель будет на бутылочке и с какой стороны. И от этого потом больше никто не отступает, все решили, что именно так будет лучше всего, и дальше работают, точно в сроки выполняя каждый свою задачу. Я считаю, что так и нужно работать
Либо же приходят к художнику и говорят: мы хотим от вас работу, и делайте, что хотите. Вот, кстати, последние два месяца я выполняла, можно сказать, коммерческий заказ, потому что мне за него заплатили деньги, причем не маленькие . Но согласилась я только потому, что мне сказали: делай, что хочешь, вот тебе интерьер магазина, который мы сейчас делаем, в 3D, и ты будешь делать две работы, которые в этот интерьер впишутся. И всё…

– Некоторые цифровые художники гастролируют со своими работами по стране (Валерий Барыкин, например). Когда же ты поедешь с выставками? Уверен, многие бы хотели на тебя взглянуть, взять у тебя автограф…
– Понимаешь, я с удовольствием ездила бы с выставками по всему миру, но я не буду этим сама заниматься. Ну как бы я больше сосредоточена на творчестве, я постоянно этим занимаюсь, каждый день без преувеличений, и мне жалко тратить время на все эти организационные моменты, я не вижу в этом какого-то фидбэка. У меня есть менеджер, который мной занимается в Америке, но он больше настроен на какую-то коммерческую составную, нежели на выставки и так далее. Правда, с другим моим агентом, который занимается больше Европой, мы сейчас делаем такой достаточно крупный проект: видеоинсталляцию из целой тысячи моих фоторабот, которые я создала за 10 лет своего творчества. Они есть все послойно в PSD…

– Ого, послойно! Все работы! Был на «Оживших полотнах» Ван Гога, там 20 проекторов, но не в слоях…
– А у меня будет в слоях. Это на самом деле было навеяно тем, что… Ну, ты знаешь, у нас в Киеве есть такая галерея с очень большим залом, где целых 60 проекторов транслируют видео на экраны и поверхности. Это можно прекрасно сделать, я даже вижу, как. Единственное, что сама я делать это не буду, нужны деньги, вот пока мы только на стадии взятия денег… И я хочу, чтобы эта выставка как раз попутешествовала по всему миру, потому что не нужно таскать с собой гигантские полотна. Пусть там будет и не 60 проекторов – потому что та площадка, которая есть у нас в Киеве, действительно очень крутая. Сюда к нам приезжают и европейцы, и все на свете, такого масштаба особо нигде нет. Там видеоинсталляция запускается на все стены, и еще при этом отражается на полу, потому что пол такой… ну, в общем, как зеркало. Это очень интересно!

– А маслом ты не пишешь?
– Последний раз я рисовала маслом, когда была беременна… Нарисовала, наверно, картин десять, которые муж потом раздавал всем на дни рождения. Это было такое использование труда беременных (смеется). С тех пор я не рисовала маслом, но периодически возвращаюсь к этой мысли. Просто я не люблю, когда всё грязное вокруг, а масло, в общем-то, пачкает. А так у меня художественное образование, я ходила в детскую художественную школу, умею лепить скульптуры, умею рисовать маслом и вообще всем. Просто для себя я выбрала более удобный способ выразить себя руками, я рисую разные графические картинки в блокнотах, которые могу взять с собой куда угодно. В Киеве я обычно этого не делаю, я занимаюсь этим в путешествиях.

– Возвращайся к маслу, твои работы – те, которые уже есть, – в масле будут очень востребованы!
– Нет, конечно же, я не буду рисовать свои работы маслом! Если бы я собралась рисовать маслом, я бы делала что-то совсем другое…

– По поводу женской красоты: журнал «Иволга» напрямую связан с конкурсом «Мисс Нижний Новгород». Каких девушек ты считаешь красивыми? Правда ли, что славянки самые красивые женщины на планете?
– Славянки? С одной стороны, конечно, да… Хотя мне вот лично еще очень нравятся мулатки, которых я встречала в Лос-Анджелесе и в Нью-Йорке, и негритянки, конечно же. Вот от них у меня просто дух захватывает, но не хватает смелости за ними побежать и прокричать: будьте моей музой! Я просто вижу красоту в естественности и натуральности. Да, наши женщины, конечно, очень красивые, но они такие… Не знаю, как сказать… Они все какие-то не то чтобы закомплексованные, но в них куча лишней хрени…

– Внутри? Хрени?
– Да. Они ненатуральные… Ну вот мне сложно сформулировать, это мое личное ощущение. А то, что меня сильно привлекает именно в негритянках и мулатках, – они наполнены энергией природы, у них нет никаких комплексов. Наши женщины начинают пялить на себя леопардовые лосины, красить лицо и всё, что только можно, ведут себя жеманно, пытаются всю свою жизнь построить на том, чтобы найти мужика и сесть ему на шею… Ну, я это так вижу, если честно, и не считаю это чем-то привлекательным…

– Прекрасная концовка, замечательная!
– (смеется). Высказалась!

– Спасибо тебе большое!

Цитата: «Дорогие девушки, которые снимались у меня и которые еще только будут моими музами, – я запечатлеваю не ваши накладные ногти или макияж, и, не дай Бог, не ваше новое гламурное платье, и не красивую позу, в которую вы встали,– я смотрю глубже. Да, я вижу ваш внутренний мир, и да – фотоаппарат это тоже видит. Когда вы становитесь в кадр, он видит все: ваше настроение, ваши страхи, ваши маски и мысли. И да! Это потом вижу я. И если мне это нравится, я утрирую это, подчеркиваю красками, птичками, листиками, цветами, светом и тенью. Но если вы становитесь в кадр, а вам нечего мне показать и вы боитесь – вы правильно боитесь. Это тоже видно. К сожалению, у меня есть много фотосессий, исчисляемых сотнями кадров, которые лежат мертвым грузом на винте и никогда не будут использованы, потому что там человек в маске, глубоко спрятавший себя истинного, или пустой человек в красивом платье и позе, которому нечего показать, или человек, из которого прет все его говно, но он думает, что этого никто не знает. Это не так – всё-всё видно! Вот почему я люблю случайные кадры, когда модель отвлеклась, поправляя платье, или обернулась на что-то, или просто ее чем-то удивили, и она не успела проследить за своей маской. Дорогие женские человеки! Вы можете быть хоть сто раз красивыми, но пока вы – не вы и пока вы не знаете ничего о своей женственности, вы мне неинтересны, сорри за прямолинейность!» (из блога Елены Визерской).

Видеоканал:
http://www.youtube.com/user/Vizerskaya/videos?view=0&sort=p&flow=grid
ЖЖ:
vizerskaya.livejournal.com