Травести-шоу. Их шоу ярки и незабываемы, их костюмы дороги-богаты, их пародии зачастую «переигрывают» оригиналов. Кто они такие – травести-артисты? Об этом вы узнаете из нашего эксклюзивного интервью с известными нижегородскими травести Зариком- Ревью Джокером, Димой-сити-Вэлэри Вудс и Антоном — Эвелиной Гранд.

Ревью Джокер - Пародия на Ирину Понаровскую

Ревью Джокер — Пародия на Ирину Понаровскую

Как правильно называется ваш жанр? Не все понимают, давайте прольем свет на этот вопрос. Что касается, «шоу травести», я была уверена, что это театральное амплуа, когда взрослые женщины играют маленьких девочек…

Сити: …а также человек играет роли противоположного пола!..

Джокер: А Песков себе придумал название «синхробуфанада». Впрочем, этот жанр только у Пескова.

— Как вы решили выбрать для себя эту профессию, этот путь?

Джокер: Я работал на скорой помощи медбратом, но все решилось в одночасье. Был капустник как-то на Горьковском море, и там мы с другом организовали небольшое шоу. Оно вызвало фурор. С тех пор пошло-поехало! Меня зовут Зарик, а мой псевдоним — Ревью Джокер. Ревью — это французский аналог «шоу». У меня сначала с напарником был театр пародии «Провансаль». Однажды, кстати, ведущий забыл наше название и объявил нас как «Майонез». Я выступаю с 99-го года, а мой напарник — с 95-го. Выступали на банкетах, корпоративах. Раньше больше в клубах, теперь больше на заказ.

— Где вы шьете себе наряды, как у вас такой богатый декор получается? Почему у вас костюмы выглядят иначе, чем в театре, например?

Джокер: У них достаточно бюджетно все шьется, ведь они не за свои деньги шьют. Мы шьем за свои. Чем больше заработал, тем богаче сшил.

Если ты артист и выходишь на сцену, ты должен выглядеть идеально. А если артист надевает дешевый и непривлекательный казенный костюм, значит, отчасти это его проблема…

Джокер: Не согласен. Взять какую-нибудь нашу известную артистку театральную или киноактрису, ту же Чурикову. Она может в ночной рубашке выйти на сцену и сыграть так, что никто на ее костюм внимания не обратит. А нам огрехи в актерском мастерстве приходится прикрывать дорогими одеждами! (смеется)

Вэлэри Вудс

Вэлэри Вудс

— Вы когда шьете свои костюмы, на что и на кого ориентируетесь? У Вас, к примеру, Антон, Эвелина Гранд — отдельный персонаж, а не шоу пародий.

Антон: Если касается не пародий, то где-то что-то подсматриваю… Да и пародии в основном берутся конкретно с оригинала. А когда я подсматриваю, я думаю о том, где мне что-то приоткрывать нельзя, где можно. Например, эту часть платья беру с одного образа, другую — с другой картинки.

А кто вам шьет?

Джокер: Всем разные. Есть ателье, где Антошка шьется, есть, где мне шьют иногда. Это сценические ателье. У меня их три. Есть и в Нижнем, и в столице. В Москве есть мальчик, с которым я только сейчас начал работать, и неизвестно еще, что из этого получится. Шьем и у Зазы – это дизайнер костюмов, который многим звездам шьет.

— Кого вы пародируете? Кто ваш любимый персонаж?

Джокер: Все любимые. Нелюбимых не бывает.

— И все-таки?

Джокер: Пугачеву, Аллегрову, Сердючку… Стандартный набор любимых народом исполнителей!

А запретные есть личности для вас, кого вы никогда не будете делать?

Джокер: Киркорова никогда не буду, мне роста не хватает. (смеется)

Эвелина Гранд

Эвелина Гранд

Антон, у Вас псевдоним — Эвелина Гранд. Как пришла идея такого псевдонима?

Антон: Не поверишь, но он был придуман за один день. Сидел в гостинице «Ока», где увидел салон «Эвелина» и кафе «Гранд». Клянусь, я ничего не выдумываю. Плюс ко всему, мне очень нравится Эвелида Блёдэнс, она тоже сыграла важную роль в этом моем выборе. Может быть, если бы было какое-то другое имя, я все равно на Эвелине бы остановился.

— Дима, а расскажи про свой ник, Сити. И про Вэлэри Вудс.

Сити: Случайно как-то он прицепился, в клубе «Ультра» меня многие знают по нему. А с Вэлэри Вудс история примерно такая же, как с возникновением прозвища Эвелина Гранд. У меня были одно время один любимый сериал и один любимый фильм — «Спасатели Малибу» и «Блондинка в законе». Во втором была блондинка Эл Вудс, а в «Спасателях Малибу» — Вэлэри Айлэнс. Скрестил — и получилось Вэлэри Вудс.

— Где в основном вы выступаете?

Антон: В основном гастролируем. В Нижнем Новгороде в последнее время — крайне редко. Я выступаю сезонами: то здесь, то где-то в Москве. Не предугадаешь.

Вы все начали свою сценическую карьеру как минимум 10 лет назад. Вот если сравнить сейчас и 10 лет назад, то что изменилось в вашем творчестве?

Сити: Ну, в нашем творчестве могло проявиться естественно только его улучшение!

Нет-нет, как 10 лет назад воспринимал вас зритель и как сейчас?

Джокер: Одинаково…

Сити: Ну, не скажи! Если 10 лет назад зрители сидели с лицами, полными восторга и удивления в большинстве случаев, то сейчас чаще всего на лицах людей прочитывается: «Развлеките нас!».

Антон: Тут раз на раз не приходится. Зависит от города иногда. Города более провинциальные лучше всего принимают. Чем спокойнее город, чем меньше его «коронованность», тем лучше воспринимает публика.

Пародия на Машу Распутину - Хулиганчики

Ревью Джокер — Пародия на Машу Распутину — Хулиганчики

-Есть специфика в разных городах?

Сити: Я бы не сказал. Все зависит от мероприятия. Если ты едешь, например, в клуб, тогда будь готов, что люди пришли туда с одним настроением. Если ты готовишься к выступлению на свадьбе, то будь готов к тому, что будет все немного скованно, скорее всего, люди будут сидеть, т. к. с одной стороны родственники жениха, с другой — невесты и эти люди незнакомы в большинстве своем. Если ты едешь на день рождения и юбилей, то будь готов к мега-веселью, иногда переходящему рамки приличия. И совершенно неважно, в каком ты городе.

Джокер: Помню, был юбилей одной 80-летней бабушки. Ух, как она со мной зажигала!

Антон: А дедушки — это вообще мой профиль (смеется). Есть, конечно, города, которым, мне кажется, ничто уже не поможет. Например, есть два города, которые я считаю неисправимыми. Это Оренбург и Волгоград. К примеру, последний — это прямо Советский союз, там хоть убейся, никогда ничего не поменяется…

Какие интересные случаи происходили на гастролях с вами?

Сити: Как-то на смотровую сцену рухнул, просто не увидел край. Или вот в Ижевске был случай… Мне всегда «везет» на стекла, на гвозди, на дыры в стенах. Я увидел, товарища даже своего предупредил, что на сцене торчит гвоздь, дескать — аккуратнее. Так я на него первый же и наступил! Благо, подошва была высокая, в итоге у меня просто туфля на том гвозде осталась. То есть я встал, пошел в другую сторону и собственно упал, потому что у меня туфля там осталась, а нога со мной пошла, все-таки она ко мне привязана, туфля-то не очень. В Павлово угодил как-то раз в оркестровую яму.

А какие-то предложения вам поступали?

Сити: «Интимного характера» — читаю я в глазах у тебя.

Были?

Антон: Я даже в соцсетях запретил мне писать людям, которые не добавлены ко мне в друзья. Много не слишком здоровых людей. Что только не присылали, и я решил — хватит!

Но все равно же на гастроли вас приглашают те, кто вас любит…

Антон: Но в любом городе из пятисот человек найдутся те, которые никогда в жизни этого не поймут, не примут… и с руганью будут провожать тебя. (все смеются)

Ю. Щербакова: А это меньшинство — кто, как правило? Это молодые мужчины или пожилое поколение?

Сити: И «барбиобразные» девочки даже иногда. По-разному!

Джокер: Как-то у меня был интересный случай в ресторане. Свадьба. Я отработал три номера, стою в раздевалке, переодеваюсь. И врываются два таких крепких, два таких  конкретных парня. И спрашивают: «Постой, э, мы тут поспорили, ты скажи, ты баб любишь или мужиков?». Представьте: я после номера стою в колготках, на каблуках, с волосами, забранными в хвост и при макияже. И тут они. Пот стекает по спине, каблуки подкашиваются. Понимаю, что надо отвечать четко, практически по Станиславскому, в их же манере. Собираю волю в кулак и говорю: «Да вы че, конечно, баб!». И слышу в ответ: «О! Ты молодец, братан!» (Смеется)

Вэлэри Вудс

Вэлэри Вудс

У вас есть какие-то ориентиры в вашем жанре, артисты, на которых вы хотели бы равняться?

Сити: Евдокимов…

Джокер: Песков. Но это больше раньше. А сейчас он куда-то пропал.

Сити: Да у него ничего особо не меняется. Он постоянно выходит в образе Гурченко, это его коронный номер, прямо. Он этой пародией готов открывать, закрывать и пару номеров таких в середину ставить (общий смех). А если серьезно, то когда Гурченко умерла, я, наверное, год не прикасался к ее костюму. Как-то не хотелось бередить память. Она в разряд таких сильных легенд для меня отошла, как Мерлин Монро…

А какие персонажи у вас появились за последние годы?

Сити: Разные. Но вообще беда в том, что сложно найти среди молодого поколения артистов, которые бы ярко выделялись. Нюша, допустим, и Полина Гагарина выделяются чем-то, а многие, та же «Фабрика звезд», они же там все как с конвейера. Ну не все, конечно… на «Серебро» можно сделать пародию, к примеру, но таких групп и артистов не так уж и много.

Иногда говорят: «Нам нужен Кобзон! Нам нужен Кобзон, и точка!» или «Нам вот, пожалуйста, Стаса Михайлова!». А мы их не играем, нет у нас их, и не будет.

А из мужчин тогда кого вы пародируете?

Джокер: К примеру, Леонтьева, он яркий, узнаваемый. Харизма в нем есть.

Сити: Можно бы, конечно, и Киркорова, но у меня, повторюсь, роста не хватает.

Антон, а ваше шоу с Эвелиной Гранд как правильно называется?

Антон: Да как угодно, кто как хочет, так и называет. Я никогда не обижался ни на трансвеститов, ни на какие-то тому подобные названия.

Сити: Как-то в одном городе (Орске, насколько я помню) афишу вывесили с надписью: ТРАНС-СВИСТИ ШОУ! (смеются)

Джокер: Ага, мы любители посвистеть в трансе!

Сити: А еще я помню — таких афиш точно нигде не было — приезжаем в Саранск, меня хватают под мышку… А я такой весь в капюшоне на глазах. Тащат меня в гримерку. Быстрее-быстрее. Я сижу. Ни танцоров, ни чемоданов, ни директора, никого. Потом, когда мы отработали программу, садимся в микроавтобус. Я спрашиваю: «Да что ж такое произошло?». А мне говорят: «Сейчас отъедем… Погоди». Выясняется, что висела огромная растяжка: «Шоу трансвеститов Вэлэри Вудс», а ниже крупными буквами: «ОГРОМНЫЕ ВОЛОСАТЫЕ МУЖИКИ НА КАБЛУКАХ!».

Но зато зал-то был полон, наверное?

Сити: Да, конечно! Но дело в том, что я бы на месте пришедших разочаровался, не увидев этих самых огромных волосатых мужиков на сцене!

Джокер: А наш театр пародии «Провансаль», как-то ведущий, забыв его истинное название, назвал на сцене: «Майонез»! Мы с напарником густо покраснели под гримом.

А перед выступлениями вы выпиваете?

Джокер: Нет, категорически.

Какое у вас любимое косметическое средство?

Сити: Жидкость для снятия макияжа! (Смех)

Антон: Я ненавижу вообще косметику. В какие-то периоды моей жизни мне нравилось одно, потом другое. Но вообще, когда я вижу косметику, у меня начинает глаз дергаться. Конечно, я ее использую, так как это необходимо, но я от нее уже устал.

В обычной жизни ваше умение перевоплощаться, имитировать голоса помогает?

Сити: Знаешь, что особенно мучает? Что друзья, что знакомые часто говорят: «Пошути как-нибудь! Расскажи анекдот! Спародируй кого-нибудь!?» Елки-палки! Есть человек, например, водитель трамвая. Он пришел с работы, а дома ему: «Поводи трамвай давай!». Как надоело!

Кем вы себя видите спустя 10-20 лет?

Джокер: В Библии написано: «Живи сегодняшним днем!».

Антон: У меня два образования — международные отношения и пиар. Но я не уверен, что буду заниматься чем-то другим, так как не умею по сути ничего больше так хорошо делать. Конечно, знания у меня были, но все забылось давно. Настолько все изменилось… И вообще, я с детства знал, что свяжу свою судьбу со сценой или кино!

У кого из вас какая мечта?

Сити: Слава, деньги! Какая мечта? Свой собственный домик где-нибудь в Майами.

Джокер: Я живу сегодняшний днем. На сегодня у меня мечта еще 10 кг скинуть. И всё.

— А как вы худеете?

Сити: Не жрать!

Антон: Обычно при этом вопросе я выхожу из беседы.