В разговоре с собеседником она иногда переходит на английский язык – не для того, чтобы подчеркнуть свою исключительность, а чтобы более точно передать некоторые названия и определения. Для нее знание английского – это не исключение из правил, а норма жизни. Она – Ольга Шнайдер, заведующая кафедрой иностранных языков гимназии № 13.

 

— Когда я училась в школе, даже предположить не могла, что стану учителем английского языка, — признается Ольга Владимировна. – Жила в Воркуте, училась в физико-математическом классе. Мои родители были уверены, что я стану экономистом и искренне радовались такой перспективе. Но в 10 классе я неожиданно увлеклась иностранным языком – попала на курсы английского и поняла, что мне нравится изучать язык. После нескольких занятий пришло понимание, что знаний мне не хватает – я нашла самоучитель, засела за учебник – и вот так, вечерами, а порой и ночами вместе с подругой мы учили английский. Кстати, дружим мы до сих пор.

— Разве можно язык выучить по самоучителю? Наверняка же нужна разговорная практика.

— Это я сегодня хорошо понимаю. А тогда, упоенные оптимизмом юности, мы были уверены, что можем все. Конечно, когда мы приехали поступать на подготовительные курсы в Нижегородский лингвистический университет, поняли, что по-прежнему многого не знаем. Тогда уже в ход пошли репетиторы и серьезная, методичная подготовка к экзаменам. Я мечтала учиться в инязе и готова была заниматься сколько угодно, лишь бы достичь цели.

— Учительство, надо полагать, стало «приложением к языку»?

— Да, сначала я совершенно рационально просчитывала, куда можно пойти работать выпускнице иняза с маленьким ребенком на руках. Устроилась учителем английского в школу №17 в Приокском районе. И очень быстро поняла, что работа учителем мне по-настоящему нравится и, главное – получается! Через 4 года я перешла в гимназию № 13 и вот уже 15 лет преподаю здесь. Знаете, сегодня люди любят ругать страну. Мне этот путь кажется тупиковым. Ведь вместо того, чтобы ругать, лучше качественно делать свое дело – учить, лечить, строить, руководить. У каждого человека есть его личный фронт работ. Возьмитесь за него как следует – это будет лучшей помощью стране!

— Своим ученикам вы тоже об этом говорите? Ведь именно вы как раз и растите будущее страны – тех людей, что встанут у ее руля через 20 – 30 лет.

—  Да, со старшеклассниками мы часто обсуждаем этот вопрос – должна сказать, он их тоже волнует. Вообще, работая учителем, можно видеть, как меняются поколения. Нынешние подростки совсем не те, что были 10 или 20 лет назад. Они не лучше и не хуже – они другие. И мне, чтобы соответствовать им, нужно постоянно быть в тонусе, разбираясь и в современной музыке, литературе, технике…

— Учитель обязан оставаться интересным для учеников?

— И внутренне, и даже внешне. Мы много говорим с ребятами о том, что выходит далеко за рамки школьной программы. Они умные и думающие – им нравится узнавать что-то новое, делиться этим. Не так давно я ходила с шестиклассниками в художественный музей и была поражена тем, насколько много они знают о живописцах, чьи картины представлены в музее. А ведь это всего лишь шестой класс! Детей не нужно «тащить» в новые знания, им интересно все!

— С появлением интернета наверняка изменилась и сама ценность знаний. Раньше нужно было держать в памяти большой объем информации, а сегодня вся она – в «шаговой доступности». Что становится наиболее важным – умение ее использовать?

— Кстати, не могу сказать, что дети мало знают: свою память они используют по назначению. Да, они быстро добывают информацию. Но мы учим их выбирать из огромной массы информации ту, что нужна именно им. Учим работать с этой информацией, анализировать, делать выводы. Потому что реферат, скопированный из Википедии, никому не нужен.

— В советские годы для большинства школьников английский язык был, может быть, и интересной, но абсолютно бесполезной вещью – в реальной жизни он не применялся нигде. Сегодня говорить и читать на нем приходится чуть ли не ежедневно.

— Язык нужен, прежде всего как инструмент общения. Это, конечно, понимают и ученики нашей гимназии, и дети, которые учатся не в «языковых» школах. Заметьте: выпускники школ прежних лет умели читать по-английски и, возможно, переводить на русский разговорную речь. Но им было очень сложно говорить. Сегодня принцип подготовки изменился: дети очень хорошо воспринимают язык на слух, легко говорят на иностранном языке. Да, поначалу ошибаются, но у них нет страха ошибки! Было очень забавно видеть, как наши пятиклассники, приехав в Англию, общались со сверстниками. Они еще не знали английский язык в достаточной степени, но в сложных случаях помогали себе жестами, интонацией, мимикой – и всегда доносили до собеседника свою мысль. Они не стеснялись – и это замечательно. Но я всегда повторяю: иностранный язык – это прикладной «бонус» к профессии. Одного знания английского языка мало, нужна профессия, где вы будете им пользоваться. Поэтому наши выпускники поступают во все вузы Нижнего Новгорода  и России, выбирая и гуманитарные, и технические специальности.

— В гимназии вы возглавляете кафедру иностранных языков. Насколько оправдывает себя разделение учителей-предметников по кафедрам?

— Это, скорее, объединение, чем разделение. Мы совместно решаем вопросы, которые возникают в преподавании предметов. Наша кафедра сегодня успешно работает над проблемой развития навыков критического мышления у школьников. Причем это касается не только иностранных языков – тема метапредметная. Мы провели уже несколько семинаров, сейчас идет апробация курса critical thinking, заканчиваем писать учебное пособие. Даем детям набор определенных приемов, используя которые они смогут взглянуть на вопрос не так, как им привычно.

— Как это происходит на практике?

— Даем ученикам провокационные ситуации, которые они должны рассмотреть с разных точек зрения. Например, мы говорили с восьмиклассниками о social responsibility – социальной ответственности, в чем она выражается и как может развиваться. До этого у нас была тема «как стать более самостоятельным» — с точки зрения ответственности в семье, независимости, умения прогнозировать ситуации и проблемы принятия самостоятельных решений. Обсуждали рассказ о том, как мама позволила маленькому сыну самому дойти из школы до дома, хотя путь был неблизкий. И дети сказали: «Вообще-то, сильнее всего в этой ситуации переживала сама мама. Но она понимала, что ребенку нужно взрослеть!»

— Вы все это обсуждали на английском языке?

— Конечно. Тем самым давали детям возможность использовать иностранный язык как инструмент.

— Все-таки традиционная классно-урочная система уходит в прошлое, раз в школах появляется все больше метапредметных занятий?

— Не думаю, что нам нужно отменять уроки физики или литературы и учить детей всему единым потоком. Но то, что на каждом занятии могут быть затронуты знания, которые ученик получил на уроках по другим предметам – однозначно. Это очень хорошо учит перерабатывать полученную информацию, пользоваться ей. По большому счету, знания нужны, чтобы применять их на практике.

 

Светлана Иконникова