Такие они, эти чудеса — никогда не знаешь, когда и где их ждать. И ждать ли? Ждёшь круглый год, а их все нет и нет. Или, наоборот, выбегаешь из подъезда, шарф по ветру развевается, глаза стеклянные от слез, а тут щелк — сообщение от волонтера. Маша нашлась. Жива. Водитель на заснеженной трассе заметил девочку. Ещё бы немного и …

— Костя, нашлась Маша! Она в больнице! Костя, прилетай скорее!

Для Вики этот год оказался испытанием на прочность. Сначала ушёл Костя. Сказал, что хочет разобраться в себе. Собрал чемоданы и улетел во Владивосток к матери. Вика осталась одна с 5-летним ребёнком. Шеф поставил перед фактом — либо выполняешь план продаж, либо пишешь заявление по собственному. Вика не справлялась. Семь лет подряд она была лучшим специалистом по продаже топливных гранул, изучила технологию производства пеллет вдоль и поперёк, могла договориться хоть с самим Воландом. Никто в компании лучше нее не знает тонкости заключения подобных договоров. Теперь же все валилось из рук. Работала с утра до ночи, на ребёнка не хватало ни сил, ни времени.

А вчера утром Маша пропала. Гуляла с няней во дворе. Соседи говорят, видели, как ребёнок ушёл с детской площадки в сторону магазина.

— Почему вы ее не остановили?!! Ей же всего пять! — Вика не могла оправиться от шока.

Она подключила к поискам все волонтёрские службы города. Молодые ребята сутки безрезультатно бродили по городу в поисках белокурой девочки в красной шапке. Расклеивали объявления, опрашивали людей, искали хоть какую-то информацию. Ничего. Как, черт возьми, во всем городе ни один человек не обратил внимания на одинокого маленького ребёнка? Вика недоумевала, металась по городу, стучалась в закрытые двери — все бесполезно. По городу в предновогодней суете кружились тысячи человек. Упаковывали подарки, покупали игрушки, выстраивались в очереди на елочных базарах. Господи, ну пожалуйста, пусть она только будет жива.

— Маша, Машенька, ну как же так? — Вика едва сдерживала слезы.
— Мамочка, прости меня. Я хотела просто погулять.
26102098_1448771095244661_645988164_o
Максим ехал за город с полным багажником еды, напитков, костюмов Деда Мороза для бесшабашных друзей — и полным отсутствием настроения. Лучшего времени, чтоб уйти, она не могла придумать. Канун Нового года. Одно на двоих желание под бой курантов, свадьба, большой дом у озера — все рухнуло вмиг. Он хотел 1 января поехать в лес на лыжах, а она хотела в Париж. Он хотел детей, а она — новую сумку Гуччи. Этот Новый год Максим планировал встретить изрядно нетрезвым.

Маленькая фигурка мелькнула перед глазами. Он резко нажал по тормозам. Из сугроба торчала красная шапка с пумпоном. Максим вытащил девочку, нащупал пульс. Жива! Усадил в машину и нажал на педаль что есть мочи. Нельзя было медлить ни секунды.

— Врача срочно, ребенок умирает! — Максим влетел в приемный покой, держа девочку на руках. Маша почти не дышала.

Пока бригада медиков билась за жизнь малышки, Максим не находил себе места в темном коридоре. Судорожно набирал друзьям «не приеду». Он не думал, за какие грехи его угораздило отмечать Новый год в коридоре 35-ой больницы. Максим хотел только одного — лишь бы девочка была жива. Господи, ну пожалуйста, пусть она только будет жива.

— Папа, а можно я за «Киндерами» схожу?
— Можно, малыш. Только быстро, — Максим улыбнулся дочке и поправил большой красный помпон на шапке девочки.

Уже два месяца как он обрёл свою семью — настоящую. Семью, с которой он каждые выходные ездит за город кататься на лыжах. Семью, которая его ждёт по вечерам с работы. Семью, которой он нужен.

— Вика, я тут подумал… И решил, что никто из этой семьи больше никуда не уйдёт. Согласись, одного красного помпона нам мало?
— Я тоже так думаю. Только он у нас теперь и не один, — загадочно улыбнулась Вика.

Такие они, эти чудеса — никогда не знаешь, когда и где их ждать

Via: Ирина Шишова

26102457_1448771088577995_120750421_o