«Необязательные» курсы для взрослых с каждым днем набирают все большую популярность. Они никак не сказываются ни на карьере, ни на взаимоотношениях с противоположным полом, ни на воспитании детей. Они – исключительно «для себя». И у них масса поклонников.

«А в глубине души жила мечта»
«Музкружок, кружок по фото»… В советские годы социальная активность человека приходилась на его детство. Считалось, что помимо школы хороший мальчик и не менее хорошая девочка должны ходить в музыкалку, как вариант – на фигурное катание или на танцы.
После окончания школы музыкалка/коньки/танцы признавались успешно завершенными и вспоминались разве что в формате: «А «Мурку» сыграть сможешь?» Учиться игре на фортепиано или академическому рисунку во взрослом возрасте никому не приходило в голову.
Взрослый человек – он серьезный: утром на работу, вечером с работы, дома диван и телевизор. Не до танцев, да и неприлично!
А где-то в глубине души жила мечта.
«Мне так нравилось заниматься балетом, а мама сказала: «Что за ерунда?»
«Я очень хотела научиться рисовать, но думала, что у меня нет таланта».
«Всю жизнь мечтал играть на гитаре, но не пойду же я в музыкальную школу вместе с детьми!»
И внезапно, в последние два-три года, детские мечты взрослых людей стали реализовываться.
Нижний Новгород охватил бум «необязательных» курсов, главная цель которых только одна: закрыть детский гештальт.

Детские обиды
— В 80-90-е годы в нашем Сормово не было секции фигурного катания, а моя страсть к конькам цвела пышным цветом, — рассказывает Ольга Ефимова, участница клуба любителей фигурного катания «Лутц», — в 2000 году мы с подругой, уже шестнадцатилетние девушки, пришли на стадион «Труд» узнать, нет ли там случайно секции фигурного катания для взрослых. «Нет», — сказали нам. «А можно, мы тогда будем тренироваться вместе с детьми?» — спросила я. Да, мы были готовы заниматься с пятилетними малявочками, так сильно хотелось научиться делать красивые элементы. «Девочки, вы немного переросли. Идите домой!» — ответили нам.
Классическая ситуация, в которой хоть раз в жизни довелось побывать каждому: мест нет, приходите завтра, вас здесь не стояло…
— Фигурным катанием я начала заниматься в 9 лет, и тренер сказал сразу: «Твой поезд ушел. Ни на какой высокий результат не надейся», — вспоминает Ксения Евдокимова. — Но все равно мне нравилось тренироваться. Первое выступление случилось после года тренировок, и я, хоть и страшно боялась публичных выступлений, ждала его с нетерпением. Хорошо откатала свою программу, но в самом конце, запнувшись зубцом о неровный лед, упала у всех на виду. Казалось, жизнь кончилась: слезы градом, прощай, секция. С тех пор каждый раз, глядя на выступления фигуристов, я думала: «А как сложилась бы моя жизнь, если бы я тогда не бросила секцию?»

Танцуй, пока молодой?
Советская жизнь – она вообще строилась «с целью». Построить коммунизм, догнать и перегнать Америку, «и на Марсе будут яблони цвести» — детские курсы для взрослых, не приводящие ни к какой общественно-полезной цели, казались бредом. Собственно, сама идея курсов никому и не приходила в голову.
Даже сегодня к возможности осуществить месту всей жизни люди зачастую относятся с опаской.
— Число желающих научиться танцу немаленькое, но и не слишком большое, — говорит Владимир Бузынин, руководитель Dance Studio Fox, танцевальной студии, специализирующейся на обучении взрослых. – К нам приходят, смотрят, но начать танцевать зачастую стесняются. Нижний – достаточно консервативный город. В Москве и Санкт-Петербурге подобные студии никого не удивляют. В Европе и США вообще львиная доля танцевальных школ направлена именно на подготовку взрослых. Танцами там начинают заниматься не в три года, а уже после того, как окончены школа, вуз и найдена хорошая работа.

Впрочем, ситуация меняется буквально с каждым днем.
— К открытию школы академического рисунка для взрослых меня подтолкнули знакомые, — рассказывает Анна Швед, — однажды я показала своей подруге, как правильно держать карандаш, как накладывать длинный косой штрих. И она воскликнула: «Анют, открой школу рисования! Я к тебе приду!» Я давно мечтала об этом, написала программу обучения, но всегда сомневалась, будет ли моя школа интересна. В тот день не могла заснуть до двух часов ночи, все думала – может, и правда, рискнуть? Написала пост в соцсетях, сказала себе: если за полчаса никто не откликнется, удалю его и всё, забыли. Но стоило мне нажать кнопку «опубликовать», сразу отозвался один знакомый, а потом и еще. И я поняла, что мне не отвертеться. Утром создала группу ВКонтакте и мы начали работать.


Точно так же, благодаря социальным сетям, появился и клуб любителей фигурного катания «Лутц».
— Идея создания клуба возникла после того, как я побывала на ледовом шоу Евгения Плющенко, — рассказывает руководитель клуба Надежда Фиалковская. — Мне так сильно захотелось вернуться на лед! Но нужен был стимул, а именно — люди, ради которых, несмотря на напряженный рабочий график и усталость, не сможешь пропустить ни одного занятия. Написала пост в Фейсбуке, предложила всем желающим собраться на пробной тренировке… За два дня набралось 17 человек. Быстро придумали название — «ЛУТЦ» (люби жизнь, учись не падать, танцуй сердцем, цени время), договорились по поводу льда, назначили время и понеслось!

Свобода в закрытии гештальтов
И все-таки секрет успеха «необязательных» курсов – не только в том, что их участники закрывают свои гештальты. Точнее, гештальты здесь закрывают не только участники, но и создатели курсов, школ, студий. Они не встраиваются в жесткую, насквозь пропитанную циркулярами и догмами систему, они абсолютно свободны в выборе пути развития. И они могут себе позволить делать то, что не успели сделать в детстве.
— Наш предыдущий бизнес, ради которого я вернулась в Нижний Новгород из Москвы, разорился, — вспоминает Анна Швед, — я была практически в депрессии. И однажды, когда ехала на маршрутке через площадь Свободы, вспомнила, как несколько лет назад стояла на этой остановке и ждала маршрутку, чтобы ехать к моим друзьям и учить их рисунку – просто так, безвозмездно, потому что мне нравилось учить, а им – учиться. Как я готовилась к тем занятиям, и волновалась, и считала день занятий самым счастливым за неделю! И я внезапно увидела, что истинным моим намерением всегда было желание продолжать то самое, начатое на старте жизненного пути. По какому-то нелепому заблуждению я отвернулась от любимого дела, но, пройдя трудный путь, снова вернулась к себе – на «свободу». Ну, а вскоре я услышала слова подруги «Открывай свою школу», написала пост в соцсетях… И у моих учеников вот-вот случится первый выпускной!
— Клуб любителей фигурного катания подарил счастье не только его участницам, но и мне, — признается Надежда Фиалковская. — Я никогда не знала, каково это – быть тренером. Что такое быть спортсменкой, преодолевать себя, выполняя указания тренера, которую я видела чаще, чем собственную маму – да, это было знакомо. Профессиональный спорт – очень жесткий, вы понимаете. И вот мне дан шанс реализовать себя в качестве тренера. Как стать мягкой и доброй, но при этом строгой, как не нарушить тонкую душевную организацию наших девочек, чтобы получить результат, увидеть прогресс? Детям проще осваивать элементы, у них меньше страхов, тело в 7 лет слушается тебя гораздо лучше, чем в 27 или в 37. И я поняла, что нужно быть собой, а иногда включать строгую, но справедливую маму. Нужно по–настоящему любить своих спортсменов, как родных. Сейчас тренерская работа кажется мне интереснее и ответственнее. В роли спортсменки я уже была. Тренер – это совсем другая история. Ты видишь, как девочка «за 30», которая только–только встала на коньки, уже начинает скользить в елочке, видишь, как каждая из фигуристочек работает над собой, какие они все упорные, и не можешь скрыть своей радости. Да, вон оно, вот! Получилось! Я безумно благодарна девочкам, они, сами того не зная, сделали меня сильнее, мудрее. Я очень их люблю и знаю, что они смогут всё!
И все-таки – шанс на медаль
«Необязательность» курсов для их участников вовсе не означает их ненапряжности. Заниматься сложно: если хочешь получить результат, нельзя ни пропускать занятий, ни филонить. Объективно говоря, руководителям тоже сложно: у них нет права на скучные тренировки и мастер-классы. Почувствовав, что время уходит впустую, курсанты просто уйдут – их здесь не держит ни перспектива получить диплом, ни требования начальства. Единственное, чем они «привязаны» к курсам – интерес. Но он оказывается сильнее всех внешних факторов.
Впрочем, и перспективы (не профессиональные, но все же) открываются.
— В мире профессионального танца активно развивается движение ProAm, — рассказывает Владимир Бузынин, — это соревнования, в которых участвуют пары, сформированные по принципу «профессиональный танцор+любитель». В Москве и Санкт-Петербурге уже есть пары, участвующие в состязаниях ProAm, в Нижнем мы стали первыми, кто готовит таких танцоров. И возможность поучаствовать в настоящих соревнованиях очень стимулирует участников нашей танцевальной студии.
— Фигурное катание приносит ничем не заменимую пользу именно для взрослых женщин, — говорит соорганизатор клуба «Лутц» Анжелика Романютенко. — Фитнес, плавание – это понятно и привычно. А вот попробуй завернуть фигуру, да чтобы одна нога на внешнюю сторону лезвия упиралась, а другая — на внутреннюю, а спина — как у лебедя, попа — как орех, носочки, как у балерины. Или движение назад… В общем, ваш мозг теряется от этих задач, вы словно всё начинаете впервые, и это здорово! Ведь подобное ощущение старта в новое можно перенести и на другие сферы деятельности! Глядишь, и откроются новые пути развития, идеи, неожиданные проекты. А все благодаря незамыленному взгляду на обычные вещи. Вот такая философия коньков.
— Если вам кто-нибудь скажет: «Тебе уже поздно, думай лучше о семье, куда ты идешь?» Не слушайте! – уверяет Надежда Фиалковская. — Следуйте за своей мечтой. Пусть в каждом вашем поступке живет любовь, тогда у вас точно всё получится! И обязательно поддерживайте своих близких в их мечтах, если даже они кажутся вам нелепыми.

Светлана Иконникова