- Значит, живого мужа тебе мало, - вздохнул супруг и шумно втянул в себя ложку борща. - Иногда мне его даже много, - буркнула я себе под нос, но громко озвучила другую версию: - Зайка, ты у меня самый лучший! Это редакционное задание такое – сходить на вечер свиданий. Клянусь, я буду строга как Центризбирком. - Ну-ну, - сказал муж. – Иди уже, а то у меня футбол.

И я пошла. Сапоги на шпильке, юбка выше колена, блузка в обтяжку. Так, что ли, приличные девушки «немного за тридцать» одеваются на свидания? Задание редакции и правда было неординарным: сходить в клуб знакомств и написать, как оно.

Вообще, клубы знакомств существуют давно. Правда, в России они как-то плохо прижились. А идея между тем благая: собираются, например, 10 девочек и 10 мальчиков. Все уже отпраздновали свой тридцатник, все хотят любви, семьи и нежности. Садятся попарно за столы, общаются минут десять. Потом мальчики встают, пересаживаются за соседний стол и снова общаются – уже с другой дамой. В итоге складываются пары, которые счастливые и довольные идут сначала в загс, а потом в светлое будущее.

— Здрасьте, – напротив меня плюхнулся томный вьюнош с блестящей лысиной. – Я Иван. — Здравствуйте, — кивнула я ему так, чтобы чуть отвернуть нос от Ивана: вьюнош при разговоре нервничал алкогольными парами. За пять минут Иван рассказал, что работает он на стройке, что мама в деревне, а сам снимает халупу, что надо бы уж жениться, а то сколько можно в дырявых носках ходить. — До свидания, Иван, — произнесла я в конце сбивчивой речи. Он не расстроился, лишь удивился моей холодности, но, очевидно решив, что я дура, раз от такого мужика отказываюсь, пересел за соседний столик.

Вторым ко мне подсел мужчина… Нет, скорее, мужчинка. Короче, в школе мы таких политкорректно называли додиками. Острый кадык, тощая шея, свитер из девяностых (судя по курсу доллара, все там будем) и очки а-ля «от дедушки по наследству». Додик стеснялся, краснел и как бы предлагал мне самой вести беседу. Через пять минут интервью удалось узнать, что додику 33 года, что работает программистом, но получает очень мало, потому что в бюджетной организации, а в частные компании берут только по блату, а у них с самой блата нет, они честные. — Наверное, и живете с мамой? – подколола я. — Да, она сейчас спать не ложится, ждет, пока я приеду, расскажу ей, как все прошло, — оживился додик. – Мама сказала, нам пора уже жениться, детей заводить. Да я и сам вижу, ей помощница нужна по хозяйству, сама уж немолодая. Очень хотелось ответить: «А к психиатру не пробовали? Оба?!» но я снова вежливо сдержалась и передоверила додика соседке справа.

Кстати, о соседках. Пришедшие на свидание девушки были на удивление красивы и ухожены. На лицах их отражался часто и по делу используемый интеллект, одежда говорила о том, что девушки знают, что именно хотят увидеть в зеркале и получают это. Пожалуй, только две дамы были одеты в стиле «леопард + лосины, я королева магазина». Но они, кстати, быстро нашли свои половинки и скрылись с ними в приватную зону. Остальные – куколки. И чего вот мужикам надо?

А дальше я поимела альфонса. Он был ослепителен как Аполлон. Его томному с поволокой взгляду позавидовал бы сам Филипп Бедросович. Он смотрел на меня с вожделением и шептал, что мечтал встретить такую, как я, всю жизнь. — Слушай, ну вот не стыдно тебе? – спросила его напрямую. – Ну шел бы на нормальную работу, неужто не противно за счет теток жить? Солнцеликий Феб смутился, но лишь на долю секунды. — Они такие дуры, — усмехнулся он. – Пошли в приватную зону, я тебе столько историй расскажу! — Ну ты экстра-класс! – я аж рассмеялась. – Мгновенно тактику меняешь. Ладно, присмотрись вон к той, в синем платье. Она мне на входе локтем по животу заехала. Пусть получит, фашист, гранату.

Бригадир производственного цеха. Мастер по ремонту обуви. Инженер первой категории, но скучный как энциклопедия свиноводства на китайском языке. Абсолютно чокнутый непризнанный гений — предприниматель, который так и не смог четко сформулировать, чем занимается (чем-то близким к шапочкам из фольги). Я себя чувствовала вивисектором человечества, который вскрыл нарыв и смотрит, чего там загноилось. При этом мальчики нет-нет, да и расходились по девушкам. Как в анекдоте: «Я много лет работаю в загсе и пришла к выводу: потихоньку разбирают даже ****нутых».

Стало грустно. Во-первых, от того, что хорошие девушки – и без мужиков. Во-вторых, от того, что хорошие мужики, видимо, и правда редкость. В-третьих, от того, что все эти свидания вслепую выглядели как дурилка для женщин: именно они платили за вход, а мужчины попадали на «встречу судьбы» совершенно бесплатно. Причем, судя по тому, как приветствовали друг друга «женихи» и организаторы свиданий, были они здесь завсегдатаями.

Нет, попадались и нормальные мужчины. Но какие-то они все были тусклые, будто пыльным мешком ударенные. Я уже отчаялась увидеть хоть одного представителя мужского пола, который смог хотя бы приятно удивить меня. Сидела за столом, водила пальцем по несвежей скатерти. — Добрый вечер! – услышала голос, от которого меня ударило током. – Позвольте пригласить вас в приватную зону. Я подняла глаза. Прямо передо мной сидел мой муж.

— Ну не отпускать же тебя сюда одну, — рассмеялся он и взял за руку. – Пошли, что ли, отпразднуем окончание твоего шпионского задания?