Только что на Дьяконова — семеню домой с интервью, почти не смотрю по сторонам, внезапно упираюсь в толпу.

Что там? Влекомый любопытством, присоединяюсь к местным зевакам, вижу, что народ сгрудился вокруг аттракционной лошади, на которой катают маленьких детей. О боже, она ранена? Уездили клячу, надорвалась — не даром же Верочка, проходя мимо нее, каждый раз говорила: «Эта лошадь такая бедная, давайте ее купим и отпустим на волю». Но нет, люди вокруг улыбаются — краснощекие автозаводские бабы, смолящие цигарками работяги как-то таинственно улыбаются и поднимают повыше своих малых детей, чтобы те смогли получше рассмотреть что-то… Так что же там с лошадью?! Протискиваюсь и вижу — уличная пони, довольно пожилая, со стертыми зубами, раскинула копыта и рожает!!! Лошадь рожает! Кто-то принес из дома старенькое одеялко, ведро теплой воды. Пони взбрыкнула и встала на ноги. Завизжали дети, зааплодировала толпа — вот он, кроха, на утлых ножках стоит, озирается рыжий жеребеночек. «Ой, какой хорошенький! — запричитали бабы, закряхтели мужики, засмеялись дети. Назвали Артуром.
Вырвался из теплой толпы и, оглянувшись на жеребенка, побежал к своим на Дворовую…