И если нужен синоним к слову «прорыв», то это – «нижегородские дизайнеры». Меньше чем за год уровень их узнаваемости поднялся в разы, а «зона покрытия» растянулась от Китая до Венгрии. Кстати, как раз из Венгрии нижегородский фэшн-десант вернулся буквально на днях. Как это было, рассказывает Ольга РЫХЛОВА, руководитель Нижегородского отделения Союза дизайнеров России.

19478122_1282563921865380_1107310679_n— В Венгрию мы поехали на Дни Российской культуры, организованные российским культурным центром, — говорит Ольга, — помимо нас участие в этом событии принимали представители Русского географического общества (они привезли фотовыставку самых прекрасных мест в России) и московский ансамбль «Анима». Мы представили 5 коллекций, причем 4 из них были абсолютно носибельными: можно было просто шагнуть с подиума – и отправиться гулять. А пятая коллекция – это «Нижегородская ярмарка»: те самые платья, что 13 дизайнеров создали для двенадцати участниц финала «Миссис Нижний Новгород-2017». Кроме этого, показали в Венгрии четыре платья из коллекции, что создавалась для конкурса Missis Globe-2016, для Юлии Ступишиной.

— Какая коллекция имела наибольший успех?

— Конечно, «Нижегородская ярмарка». Она такая хулиганская, яркая, задорная. Кстати, все ткани были созданы специально для этих платьев, мы их «печатали» на фабрике, где выпускаются павлово-посадские платки.

19427628_1282563928532046_509262223_n— То есть Европе интересен российский фольклор, хотя здесь он вроде бы уже приелся.

— Мы везли не традиционный фольклор, а современные платья, использующие фольклорные мотивы. В Старом Свете начинают уставать от привычного европейского стиля – примерно как мы от фольклора – людям хочется чего-то вроде бы такого же, но нового. И вот здесь очень удачно «заходит» славянский стиль. Вообще, все наши коллекции принимали очень хорошо. Но на «Ярмарке» был просто фурор.

— А девушек-моделей вы везли с собой?

— Нет, моделями были местные красавицы. Точнее, ими стали девушки из России, которые либо учатся в Венгрии, либо уехали туда жить вместе с родителями. Они, конечно, не профессиональные модели. Но с каким трепетом они относились к своей миссии (они и правда воспринимали это как миссию – донести до венгерцев всю красоту нижегородского дизайна)! А некоторые платья хотели купить прямо там.

19184339_1282563911865381_360394158_n— Вы продали?

— Мы договорились, что в следующем году примерно в это же время снова приедем в Венгрию, уже с детской коллекцией. И оставим ее там – на нее уже заранее нашелся покупатель. Вообще, это очень интересный опыт – презентовать свою работу не фэшн-жюри, а людям, которые в итоге могут стать покупателями вашей продукции. Да, они не искушены в тонкостях нашей индустрии…

— Но в конечном итоге именно они решают, покупать или не покупать платье, блузку, брюки…

— Конечно. Мне было очень важно услышать их мнение. А вообще, мы поняли, что в следующем году нужно расширять программу и делать совместный проект с венгерскими дизайнерами. Вообще, это какие-то совпадения на уровне мистики. Когда я придумала открыть бутик Rosa, где нижегородские дизайнеры могли бы продавать свои работы, я и не подозревала, что аналогичные бутики уже есть в Венгрии. И вдруг венгерские коллеги везут нас в небольшой магазинчик, и мы видим практически нашу «Росу!» Причем я смотрю и говорю: «Боже мой, это же в стиле Оли Миклиной! А это – Тани Багге!» Вот такой культурный обмен.

— Недавно мой знакомый, который не имеет никакого отношения к дизайну одежды, сказал: «Слушай, а откуда в Нижнем вдруг взялось так много дизайнеров? У нас же вроде бы никого не было? И вот сейчас про них все говорят»… Понятно, дизайнеры были и раньше. Но «выстрелили» они именно в 2017 году. Как вам это удалось?

— Это тот самый случай, когда объединение усилий помогает решать проблему, которая не решается в одиночку. Когда пришла в голову идея открыть мультибрендовый бутик нижегородских дизайнеров, я переживала, как ее воспримут наши дизайнеры.

19477886_1282563915198714_1467648795_n(1)— Да, люди творческие не всегда любят работать бок о бок с конкурентами.

— Поэтому была морально готова, что, когда начну предлагать дизайнерам свою идею, мне скажут: «Извините, нам это неинтересно». Но пятнадцать человек сразу ответили: «Здорово! Мы хотим!» И сейчас к этому проекту присоединяются все новые и новые люди… То есть большинство людей тему конкуренции для себя закрыли и пошли по пути «вместе мы сможем больше». И это правда! Одно дело – открыть собственный магазин и схватиться за голову от расходов на аренду, и другое – разделить финансовое бремя на пятнадцать коллег. Более того – когда мы повесили рядом наши вещи, поняли, что мы в принципе не конкуренты. Напротив, во многом дополняем друг друга.

— А зарубежные поездки? Их ведь тоже раньше не было?

— Нет. Но когда мне позвонил Валерий Платонов, представитель Российского культурного центра в Будапеште, и попросил привезти свои работы, я сразу подумала, что одна моя коллекция (даже если я сделаю ее очень большой) – это хуже, чем несколько разноплановых. И я ответила Валерию, что Нижний Новгород может отправить в Будапешт не 20, а 60 разных платьев и костюмов. На том конце провода случилась феерия. И мы мгновенно договорились о деталях.

19458416_1282563938532045_1878715692_n— Я так поняла, что Венгрией тема заграницы не ограничивается?

— Нет. Сейчас мы планируем поездку в Верону, готовимся к презентации наших коллекций в Португалии в феврале 2018 года и к участию в выставке формата В2В, которую в Москве организуют немецкие коллеги. Причем здесь уже речь идет о том, что мы должны предоставить не капсульные коллекции, а полномасштабные – только такие могут заинтересовать профессиональных байеров.

— Сколько сейчас в Нижнем Новгороде дизайнеров?

— Думаю, около тридцати человек.

— Это много для города? Или столько и нужно?

— Понимаете, очень сложно нащупать грань между портным, который занимается индивидуальным пошивом, и дизайнером. Если мы говорим про индивидуальных портных, то их действительно очень много, но так и должно быть. Что же касается российской моды, то она создается в Екатеринбурге, Ульяновске и, конечно, Москве и Санкт-Петербурге. И сейчас в этот список попадает Нижний Новгород.

19441173_1282563908532048_1357448433_n
— А реально Нижнему его возглавить?

— Мы работаем над этим. Да, мировой интерес к российскому дизайну есть, и нужно этим пользоваться. И, конечно, расширять свою «сферу влияния». Мне, например, как руководителю Координационного совета кластера легкой промышленности, очень хочется устроить совместный проект с Богородской фабрикой кожаных изделий. Они шьют потрясающие сумки, их вполне можно продавать в нашем бутике Rosa. Понимаете, у нас впереди такие значимые события: Чемпионат мира, 800-летие Нижнего Новгорода. Туристы должны запомнить наш город, влюбиться в него и увезти по кусочку, — Ольга улыбается.

— По кусочку – в смысле, накупить здесь сувениров?

— Конечно. И речь сейчас идет уже не только о fashion-дизайнерах, но и о промышленных дизайнерах, и дизайнерах интерьеров, и ландшафтных, и графических… Работы – непочатый край. Хотя бы с внешним обликом города разобраться – это уже огромное дело. Выстроить понятную систему навигации, поработать с ветшающими фасадами зданий – точек приложения сил очень много!

Светлана Иконникова

19433812_1282563931865379_1028306094_n