Финалистки конкурса Мисс Нижний Новгород – девушки отнюдь не «кисейные». Есть среди них и романтичные особы, есть и ироничные, но вот вариант «чуть что – сразу в обморок» здесь точно не пройдет: подготовка к финалу настолько жесткая, что у нежных барышень давно бы уже сдали нервы.

После двух часов тренировки в режиме нон-стоп студентка Лилия Айнедтинова держится спокойно, будто все это время просидела в кресле с журналом мод.

— Да, немного устала, — говорит, нисколько не жалуясь, просто констатируя факт. Выключает гироскутер (танец, который девушки покажут зрителям, они исполнят на гироскутерах) и улыбается, приглашая задавать вопросы. Потратить три минуты законного перерыва на интервью? Да, если надо, она готова.

— Лилия, когда ты шла на кастинг «Мисс Нижний Новгород», понимала, на что подписываешься?

— Нет. Я вовсе не ожидала, что подготовка к финалу будет настолько серьезной. Но мне это нравится – я люблю работать на результат.

— Ты ведь в прошлом спортсменка, верно?

— Да, я занималась художественной гимнастикой, а потом – хоккеем. Очень жалею, что пришлось закончить с тренировками из-за травмы.

— Подожди. Такая красивая, стройная, я бы сказала, утонченная девушка – и вдруг хоккей?

— А что необычного? Мой младший брат играл в хоккей  и я поняла, что тоже хочу. Попробовала – получается! Азарт во время игр был бешеный, его ни с чем не сравнить, – в голосе Лилии слышна легкая ностальгия, — в общем, все шло к тому, что я буду играть в «Скифе», лучшей нижегородской команде девушек. Но… операция на мениске закрыла передо мной дверь в большой спорт.

— Сильно переживала?

— Я нашла выход. Сейчас танцую в команде поддержки «Торпедо». Таким образом, удалось объединить две мои страсти: танец и хоккей.

— И все-таки. Девушки-красавицы, в хоккее же шайба. А вдруг в лицо прилетит?

— До 16 лет спортсмены обязаны играть в масках, так что шайба не страшна. После 16 лет – на усмотрение самих хоккеистов. Мальчики часто маски снимают.

— А девочки?

— Кажется, не могу припомнить ни одной, кто бы рискнул выходить на лед без маски. А вот ресницы перед игрой, бывает, красили. Зрители же, надо быть красивой.

— Ты сейчас по 4 часа в день репетируешь танец на гироскутерах. Умение хорошо стоять на коньках здесь помогает?

— Очень. Мышцы задействуются практически те же самые, поэтому мне было легко поймать баланс и осваивать фигуры высшего пилотажа. Если честно, первые пару недель вообще была эйфория от того, что мне дали гироскутер и на нем можно кататься почти бесконечно. Сейчас первые «воздушные» восторги прошли, и гироскутер для меня – это рабочий инструмент, который я должна владеть как своим телом. Он – не развлечение. Он – часть меня, и этой частью я должна управляться так же хорошо, как собственными руками и ногами. Точно так же хоккеист относится к собственным конькам, а гимнастки – к обручам, лентам и булавам.

— Волнуешься перед финалом?

— Да. Не столько за себя, сколько за общий рисунок танца. Каждая из нас должна показать максимум того, чему она научилась на тренировках, мы должны двигаться как единый организм. Тогда можно будет сказать: да, бесконечные часы тренировок прошли не зря.

 

Светлана Иконникова