Представить ее без улыбки невозможно. Это все равно, что лето – без солнца. Или солнце – без лучей. Мы сидим в кафе, она рассказывает про свою бесконечно любимую работу и взахлеб любимую семью. «Ты могла бы заниматься тем, что не любишь?» - спрашиваю ее. Она смотрит на меня – и спокойно произносит: «Я бы придумала, как полюбить».

Она – не девочка-припевочка, которой жизнь приносила все блага по первому требованию. Она просто умеет любить – то, что дано. И получать в итоге то, что ей нужно. Она – Юлия СКУГАРЕВСКАЯ, автор и ведущая программы «Отличный дом».

— Юль, ты около 15 лет делаешь ТВ-программы о строительстве и ремонте жилья. Нет желания сменить тему?

— Пока нет. Я ведь один раз ее уже меняла: до того, как делать передачу о ремонте и дизайне, достаточно долго была автором передачи «Мамино время».

— Наверняка сюжеты черпала из личного опыта…

— Я родила их с небольшой разницей в возрасте: сначала дочку, потом сына. Откормила обоих, несколько лет провела в декрете… Но невозможно же сидеть дома! Поэтому взяла детей под мышку и открыла маленький частный детсад на базе спортклуба.

— Ничего себе, журналист!

— Ну да. Пришла в спортклуб и сказала организаторам: «Девушки, а к вам могут прийти заниматься молодые мамы, если им малышей не с кем оставить?» Те ответили: «Наверное, нет» — «А давайте, — предложила, — я возьму детей на пару часов, поиграю с ними, а мамы в это время будут заниматься спортом. Всем хорошо? Всем хорошо!» Так я проработала полгода – и поняла, что об этом нужно рассказать.

— То есть в тебе снова заговорил журналист.

— И журналист, и мама. Перед моими глазами прошло такое количество драматических родительских историй – и счастливых, и не очень, что я почувствовала: мам и пап надо просвещать, желательно – заранее. Тогда я придумала программу «Мамино время» и пришла с этими идеями в ННТВ.

— То есть из декрета туда вернулась?

— Нет, я никогда на ННТВ не работала. Просто так, пришла с улицы, с идеей. Мне ответили: «О, классно. Но нужны деньги на создание программы». Ну, и я нашла деньги.

— Как? Расскажи, может, другие тоже таким образом будут искать?

— Тогда был период выборов и плакат одной из партий (сегодня о ней уже ничего не слышно) являл собой портреты мам – беременных и уже с малышами на руках. Я пришла в офис этой партии.  Стала рассказывать ее руководителям про свою программу: «У нас же с вами общие цели! — уверяла я их. – Давайте вы дадите мне деньги, а я на них сделаю передачу!» Сначала один из лидеров этой партии (очень здравомыслящий, разумный человек) уточнял, как же я собираюсь им эти деньги возвращать. А я честно ответила, что – не собираюсь. Что сниму рекламу их партии и главное – программу! Программу «Мамино время» выпущу! И этот разумный, уравновешенный человек и бизнесмен своими руками отсчитал 300 долларов и отдал их мне – просто так. На программу. Знаешь, кто это был? – она называет фамилию человека и бизнесмена и я начинаю понимать, что все-таки есть среди нас люди, которые умеют воздействовать на других.

— Как ты смогла его уговорить?! – почти кричу ей.

— Ты знаешь, было такое состояние, когда нет ничего вокруг. Только я и то, что я хочу сделать. И ни малейших сомнений в том, что это произойдет. Мне казалось, подойду к океану – воды разверзнутся, чтобы дать мне пройти. В общем, первый эфир я оплатила. А потом мою программу увидели представители одного из детских магазинов и предложили сотрудничать. И мы сотрудничали с ними девять лет. Потому что, когда тебе говорят: «Сколько вы хотите денег, чтобы делать вашу программу?» — от этого не отказываются. В общем, детский магазинчик вырос в крупную торговую сеть. Но выросли и мои дети – и эта тема перестала меня так «зажигать», как раньше. Хотя до сих пор, бывает, ко мне подходят на улице и говорят: «Ой, Юля! Смотрите, как сын-то у меня вырос! Юля, вы ведь нас помните? Уж сына-то точно должны помнить – вы ж тогда приезжали в роддом, снимали, как я его кормила. Вон какой богатырь стал!» — и я отвечаю: «Да-да, богатырь! Конечно, помню!»

— Как закончилось «Мамино время»?

— Очень органично. У меня пришло понимание, что дети – это, конечно, большая составляющая счастья, но не его тождество. Поэтому – дом, семья, уют. Так появился «Отличный дом». Все с него начинается. Если вы с вашей второй половиной задумываетесь о покупке дома – значит, вы действительно хотите вместе идти дальше – долго-долго. Поэтому мои программы о доме – они на самом деле о счастье. И о том, как его создать.

— Где ты этому всему научилась? Твои программы – они же и правда особенные, не как все.

— Мне повезло с учителями. Мой главный учитель – она для многих журналистов стала второй мамой, но, мне кажется, я ее совсем-совсем люблю, до слез – это Нина Зверева. Она великая. Мне очень жаль, что она рано ушла из эфира. Не знаю, как ей это далось, но, мне кажется, экран очень скучает по ней. Она – абсолютно эфирный человек, она так нужна сейчас! Никогда не забуду, как я работала в ее утреннем канале «Жаворонок», как она отправила нас с мужем в Ярославль с напутствием: «Привезите-ка оттуда хороший репортаж». А мы, как потом выяснилось, привезли из Ярославля нашу старшую дочку. Хорошей школой было Радио Рандеву – спасибо Светлане Новаторовой, Руслану Станчеву. На мой взгляд, нужно разговаривать со зрителями. То, что ты ведущая программы, ничего не значит. Написать безликий текст, спрятаться за него – проще простого. И все, и тебя в этом – нет! Но когда возникает потребность сказать – и ты понимаешь, что, во-первых, имеешь на это право, во-вторых, никого своими словами не обидишь – ты произнесешь то, что важно тебе. И тебя услышат. Причем услышат именно те, кому это важно.

— Юль, ты в программе показываешь, как можно изменить интерьер при помощи профессиональных дизайнеров. Но большинство нижегородских квартир сегодня – это, скажем так, расставленные вдоль стен кровати, шкафы и телевизоры. Дизайнерские интерьеры – удел избранных?

— Ты знаешь, мы сейчас готовим встречу с дизайнерами и застройщиками, на которой как раз будем говорить о доме. О загородном доме. Как к нему подступиться. И всем ли «показан» дом? Я уверена: чтобы строить дом, нужен особый склад характера, человек должен быть подготовлен к этому. Потому что дом – как ребенок. Это и счастье, и ответственность одновременно. Так вот, размышляя на эту тему, я поняла: наше поколение – первое, что начало жить в комфортабельных условиях. Наши взрослые мамы ютились в хрущевках со своими родителями, а наши бабушки в эпоху своей молодости вообще жили в бараках. Поэтому счастливы просто от того, что эти квадратные метры у нас есть. Они нам дороги в любом формате – что оформленные дизайнерскими изысками, что не оформленные. Ну а если и так все устраивает, зачем идти к дизайнеру?

— Интересная логическая цепочка.

— На мой взгляд, квартира – это место твоего абсолютного кайфа, место тотальной безопасности. Не все приглашают других к себе в гости. И это не плохо. Это означает, что человеку нужен мир, в котором он будет только один. Это место его «подзарядки», «место силы».

— Но все-таки. На твой взгляд, нижегородцы умеют «чувствовать» дизайн? Понимать его?

— Именно чувствовать его и надо. Есть гигантское количество законов дизайна. Но их нет. Вот как ты чувствуешь квартиру, как ты сложишь все элементы интерьера, придуманные веками – так и правильно.

— Но знать-то эти придуманные веками элементы нужно.

— Нужно. Но стиль – это человек. Хотя, конечно, интерьер может создавать атмосферу и даже решать семейные проблемы. Знаешь, у меня есть знакомый дизайнер… Гениальный дизайнер, если уж называть вещи своими именами. «Господи, как я ненавижу этих заказчиков! – кричала она однажды в приступе усталости (но не потеряв при этом чувства юмора). – Я решаю все их семейные проблемы! Я успокаиваю ее, что он вернется. Или что он ушел – и слава Богу! Я расселяю родителей и детей! Я мирю родителей и детей! И так – постоянно!» Дизайнеры – они должны быть психологами… А интерьеры правда влияют. Когда мы только поженились, нам, 20-летним, было крайне важно расставлять все точки на i. Во всех вопросах. Иногда в процессе расставления я могла и сковородку швырнуть. А потом мы с мужем сделали ремонт и поклеили обои. Не какие-то там обойки поклеили, а серьезно: Поклеили Обои. Дорогие. Очень дорогие. И ссоры наши перешли в разряд мирных интеллигентных переговоров. Потому что в дорогом интерьере было как-то глупо топать ногами. А швырять сковородки… в такие обои? Да ты что!

— С другой стороны – если в семье серьезные проблемы, ремонт их только усугубит, мне кажется. И после него люди просто разъедутся по разным квартирам.

— А знаешь, такую квартиру мы тоже видели. Пожилая пара: есть его кабинет и спальня, есть ее спаленка и мастерская. Они встречаются на нейтральной территории гостиной, но большую часть времени каждый проводит на своей половине дома. Представляешь, каково дизайнерам. Сколько историй им приходится выслушать за свою жизнь, сколько судеб понять…

— К слову о судьбах. У тебя ведь тоже жизнь не всегда была малиной, верно?

— Никогда не сдаваться – мой принцип. Чувствуешь, что тебя тяжело, что накатывает хандра – двигайся. Как можно больше, как можно активнее. Движение дает выброс гормонов, отвечающих за хорошее настроение. Это полезнее, чем шоколад, а эффект тот же. И детям я всегда говорю: «Вы уже счастливы тем, что вы родились. У вас есть руки-ноги, вы можете сами о себе заботиться. Все остальное придет с опытом. Не отчаивайтесь никогда. Не важны оценки, главное – не кем ты станешь, а каким ты станешь».

— Вы с мужем вместе уже 23 года. Если учесть, что большинство свадеб, сыгранных юными женихами и невестами, заканчиваются «вольными грамотами» о разводе…

— Да, многие наши ровесники уже развелись. На нас уже смотрят с недоверием, думая: «Наверное, они просто договорились не выносить сор из избы». А мы не договорились. Мы продолжаем спорить, но уже понимаем, что нужно расставлять некие маячки: вот в эту тему мы не заходим: мы там были, там ничего хорошего; сюда не залезаем – там пропасть, а вот здесь и здесь можем общаться сколько угодно. То есть мы себе очерчиваем зону комфортного общения. Наверное, есть пары, которые живут душа в душу. Но мы не из них. Мы из тех, кто пытается договориться. Это сложно. Но можно.

 

Светлана Иконникова