Image

About Максим Алешин

Родился в камышовом болоте.
Последние статьи | Максим Алешин
Светлана Вахтель: «Если бы у меня была вторая жизнь, я бы стала учёным»
2 дня назад

Светлана Вахтель: «Если бы у меня была вторая жизнь, я бы стала учёным»

Как думаете, что общего между поэзией Дмитрия Быкова и новозеландским банджи-джампингом? Нет, это не тест на шизофрению, любой более-менее культурный нижегородец сразу же поймёт, о чём идёт речь. Быкова, равно как Радзинского, Дубаса, Дроздова, Хакамаду и многих других знаменитостей в Нижний Новгород привезла Светлана Вахтель. Экспертные туры со всякими щекочущими нервы штуками – прыжками с тарзанки, экстремальными треками и даже шаманскими обрядами, – это тоже она. В работе для Светланы нет ничего невозможного: если она решила сделать какой-то тур или интеллектуальный проект, она обязательно их сделает, хоть бы ей и пришлось для этого, как в случае с Татьяной Черниговской, договариваться несколько лет. Главное – любить то, что ты делаешь, и быть в этом экспертом. Наше интервью со Светланой тоже в какой-то степени получилось экспертным, сдобренным любопытнейшими деталями, что совсем не удивительно: она ведь привыкла заражать людей интересом к предмету, делясь своими знаниями о нём.
Светлана Вахтель

– Светлана, мы давно знакомы, я немного наблюдал твой путь на «Европе Плюс», и меня в своё время удивил этот резкий выход из офисных пространств в мир дикой природы. Расскажи, пожалуйста, с чего всё началось?

 

– Я бы не сказала, что он был резким. Даже работая на «Европе Плюс», я достаточно много путешествовала, раза три-четыре в год ездила точно, но, конечно, я никогда не думала, что это будет моим бизнесом. Началось всё с семинаров и мастер-классов в Нижнем Новгороде, по сути, с Ирины Хакамады, потому что именно в связи с ней у меня возникла идея делать туры со звёздами. Я предложила Ирине сделать тур в Таиланд, она согласилась, потом она познакомила нас с Ястржембским, второй тур был с ним, и так пошло-поехало.

 

– Какая-то знаменитость – это обязательное условие твоих туров?

 

– Нет, наши туры скорее экспертные – сначала мы ездили только со звёздами, потом стали путешествовать ещё и с уникальными экспертами (в области искусства, истории, фотографии, туризма, гастрономии и так далее). Это необязательно знаменитость, просто эксперт в своей области, человек, который может что-то привнести в нашу поездку. Конечно, есть туры и с очень известными людьми, например, тем же Дмитрием Крыловым, с которым мы ездили уже три раза. Кстати, людей, побывавших вместе с ним в путешествии, потом показывают на Первом канале в «Непутёвых заметках», для нас это очень приятно. Наши приключения в Коста-Рике и Новой Зеландии уже показали, на Новый год собираемся делать Индонезию – не Бали, а те маршруты, по которым очень мало ездят, во всяком случае, русские, с драконами Комодо, вулканами, орангутангами. Это не массовые туры, скажем так. Эксперты у нас самые разные – в Исландии, например, эксперт-фотограф, потому что это страна, где об истории практически нечего рассказывать, но зато там очень красивые ландшафты. В Грузии нам помогает женщина-профессор из очень аристократической семьи, она открывает нам те двери, куда без неё мы бы никогда не попали. Для сентябрьского тура на Сицилию мы нашли сицилийца, который необычайно популярен среди местных, – там же очень сильно развито родство, соседство, и благодаря ему люди проведут неделю, как местные жители. Он не звезда, он неизвестен в России, зато покажет нам страну изнутри.

 Светлана Вахтель

– Ты отмечаешь на карте, где ты была? Сколько у тебя стран?

 

– Шестьдесят три. Это не так много, лишь одна треть от всех стран на Земле, их же сто девяносто семь. Но я поставила себе задачу, такой фан – посетить их все.

 

– Где вкуснее всего, на твой взгляд?

 

– Я, конечно, очень люблю французскую кухню, но самая вкусная страна – это, безусловно, Исландия. У меня как раз группа только что оттуда приехала, там были очень продвинутые путешественники, которые много где побывали, и они сказали, что французская кухня даже рядом не стоит с исландской. Что едят в Исландии: во-первых, лобстеров, они там не такие, как везде, ни на что не похожи, там есть лобстер-хаусы, где всё исключительно из лобстеров. Во-вторых, в Исландии абсолютно сумасшедшая баранина, лучше её нет нигде (новозеландская тоже неплоха, но значительно уступает исландской). Из-за того, что нет жары, там ведь всегда градусов 15, она очень нежная. Ещё в Исландии очень вкусная местная рыба чар, она вроде небольшой форели. Треску, которая у нас считается обычной рыбой, они готовят необыкновенно. А из чего-то такого экзотического, интересного по вкусу – это, например, тупики, такие редкие птицы с желтым носом, и, конечно, традиционное исландское блюдо, которое, правда, я так и не решилась попробовать, – тухлая акула. Акулу закапывают в землю, она хранится там достаточно долго, а потом откапывают и едят. А нужно сказать, что мочевыводящие пути у акулы отсутствуют, моча выводится прямо через кожу, соответственно, она проникается запахами аммиака, и у исландцев это считается особым традиционным блюдом, молодежь его не любит, конечно же.

 

– Наверно, это какой-то афродизиак…

 

Возможно, она что-то там увеличивает, потому что другого смысла в этом блюде я не вижу. (Смеётся.) Я лишь понюхала её, и мне этого вполне хватило.

 

– Расскажи, пожалуйста, про самое интересное событие 2017 года.

 

– Самым ярким и интересным в 2017 году было, наверно, то, как я этот год встретила. Мы встречали Новый год в Новой Зеландии на действующем вулкане, который, по сути, является отдельным островом, весь остров – только этот вулкан. Мы там были на рассвете – это район 180 меридиана, то есть первая точка, где встречают рассвет, было 10 часов утра, а по Москве – 12 часов ночи предыдущего дня. Ужасно красиво, вулкан дымился, и с розовым шампанским при свете розовых рассветных лучей мы встретили Новый год под крыльями вертолетов. Я решила, что год будет крутой.

Светлана Вахтель  Узнать больше

Евгения Чкалова: «Мне интересно разглядеть звезду до того, как о ней заговорят»
2 недели назад

Евгения Чкалова: «Мне интересно разглядеть звезду до того, как о ней заговорят»

Много ли в нижегородской модной жизни имён, которым, как конкурсу красоты «Мисс Нижний Новгород», уже больше двадцати лет? Пожалуй, так же много, как пальцев на руке у фрезеровщика. Одно из них – Евгения Чкалова, директор модельного агентства, в котором начинала свою карьеру Наташа Водянова (да-да, не с рынка увезённая на подиум западным скаутом), и от которого свыше пятидесяти девушек ездили работать за рубеж. «Я считаю, моим девочкам со мной очень повезло», – говорит Евгения, и это не самолюбование, а констатация факта. О возможностях, которые даёт девушкам моделинг, о тонкостях этого бизнеса и его «подводных камнях» мы и поговорим со знаменитым скаутом, открывающим миру новые лица.

Евгения Чкалова

Евгения Чкалова

– Евгения, когда я готовил книгу «20 лет на высоте» о конкурсе «Мисс Нижний Новгород», я очень много хороших отзывов услышал про вас и ваше агентство. Вы ведь начинали примерно в то же время, что и Катя Чудакова, и, насколько я помню по рассказам многих ваших знакомых, вам несладко приходилось в «лихие 90-е»?

– Я, наверно, стала феноменом Нижнего Новгорода в том плане, что, по сравнению с другими персонажами из моделинга и всей нашей модной жизни, у меня был очень сложный старт. На фоне Лены Кораблевой и Ольги Катоминой, у которых были совсем другие средства и возможности себя рекламировать и продвигать, я казалась бедной девочкой – про меня так и писали в прессе, что я «девочка из ниоткуда». Когда я открыла свой кружок на базе Дома культуры, все надо мной посмеивались, всем было смешно, что какая-то девчонка что-то тут делает, на что-то претендует, не имея никаких ресурсов, кроме огромного желания, энергии и харизмы. У меня не было ни копейки денег, не было богатых друзей, я очень поздно вышла замуж – то есть никто меня не поддерживал, я делала свой бизнес практически из воздуха. С пятнадцати лет я грезила о моде, мне безумно хотелось ей заниматься, ходить по подиуму и взглядом, походкой доносить до людей свои эмоции. Я ведь девушка очень энергичная и темпераментная, во мне это всегда било через край. Мода – это моё, моя стезя, моя среда, мне в ней комфортно. Многие чуть ли не крутили пальцем у виска – мол, да она же сумасшедшая, настолько сильно горит своим делом, эта пучина фэшн-индустрии её поглотит! Но, видно, мои трудолюбие, сила и желание эту пучину покорили, и потом эти же люди меня зауважали. Они сейчас не только в лицо меня хвалят: «Какая же ты все-таки чумовая девушка!» – они и за моей спиной стали называть меня успешным человеком. Другое дело, что сейчас я не очень на виду, у меня несколько другие приоритеты…

– Сейчас ведь время такое – глянец, как говорится, «сдох», многие крупные фестивали моды почили. При этом совершенно точно можно сказать, что Нижний Новгород кишит супермоделями – по городу ходить опасно, так много у нас красивых женщин!

– Нет, в Нижнем Новгороде моделинг существует, это совершенно однозначно, просто он, с одной стороны, приманивает, а с другой – отталкивает. Вы же, наверно, смотрите эти безумные программы по телевизору о том, как всё ужасно в модельном бизнесе. Меня, кстати, во многие такие передачи стали приглашать экспертом, потому что меня уважают и знают историю с той же Наташей Водяновой, которая начинала свой путь в моём агентстве. Малахов сам ей при мне позвонил и спросил: «А правда, что тебя Чкалова нашла?» И она сказала: «Да, действительно, она меня открыла и дала мне старт».

prefix5981b18a8b8681501671818Так вот, я всегда стараюсь донести до людей мысль, что моделинг может быть хорошим. От меня более пятидесяти девушек ездили за рубеж, это очень много – от крупных московских агентств иногда ездит столько же, только там девушки собраны со всей России. Это о чём-то говорит! Мой главный принцип – порядочность: я готова не получать огромных шальных денег, ездить на достаточно скромной машине среднего класса, но для меня важно не просто зарабатывать, а жить спокойно, наслаждаться жизнью, растить своего ребенка и в мир моды входить с чистого парадного входа, в отличие от тех людей, которые пытаются прикрыть модой какие-то свои личные интересы. Почему, например, у меня сложные отношения с конкурсами красоты? Потому что конкурс красоты – это всегда территория чьих-то интересов, если человек даёт деньги на праздник, то он потом хочет поучаствовать в выборе. Получается, что критерий красоты – не какой-то общий, а тех людей, которые сидят в жюри. Я не против конкурсов, но для меня это всегда очень сложно – я понимаю, что у каждого своё видение. Окажись я в жюри, я больше всех буду кричать, что вон та девушка самая классная, потому что я вижу в ней модель и возможность делать кампейны (рекламные кампании. – Прим. М.А.) известных брендов. А человек, который всегда любил девчонок покрупнее, крашенных убийственной краской, скажет – да нет, вы что, на неё без слёз не взглянешь, вон посмотрите на ту девушку с формами, она вообще принцесса.

В моделинге для меня прежде всего интересна мозаика лиц: ты как будто камешки в узоре переставляешь. Бывает, я вижу в девушке потенциал, но понимаю, что до поездок нам далеко: нужно перекрасить волосы, привести в порядок ногти, немножко переодеть, добавить воспитания и так далее. И когда уже потом она приезжает из поездки и говорит: «Евгения, представляете, я даже денег домой привезла!» – вы не представляете, насколько это приятно! То есть именно эта история, которая происходит с нашего с ней знакомства и до её первого успеха, мне и интересна! Это, наверно, от какой-то нереализованности моих мечт: я не смогла изменить свою жизнь так, как мне бы хотелось, но я могу сейчас изменить жизнь очень многих девушек!

Узнать больше

Парень НиНо: «Я обычный человек, но нестандартный журналист»
3 недели назад

Парень НиНо: «Я обычный человек, но нестандартный журналист»

Сначала я познакомился с журналистом Евгением Кругловым – милым и воспитанным парнем ботанического типа, из тех, кто обращается ко всем на «вы» и даже на деловую встречу с женщинами без цветов не приходит. Потом я прочёл его фамилию в одном контексте с неким «Парнем НиНо» – чистым исчадием ада, который смакует чернуху, гнобит автоледи и ест десерты из пепельницы. И уже придя брать это спонтанное интервью у Круглова, я, к своему ужасу, наконец понял, что он и Парень НиНо, Парень НиНо и Евгений Круглов, Евгений НиНо и Парень Круглов… В общем, что это один и тот же человек! «К ужасу» – не из-за того, разумеется, что я устрашился демонической харизмы своего собеседника, просто как журналист я в очередной раз сел в лужу. «Это ж надо так плохо подготовиться!» – ругал я себя, судорожно перестраивая в голове сценарий своей беседы.

– Так ты и есть тот страшный Парень НиНо?! Тот самый злобный тролль и опасный авантюрист с «НН.ру»?!

(Я ищу глазами пепельницу, полную бисквитных крошек. Её нет – Круглов не курит. Да и вообще вредных привычек, по-видимому, не имеет.  Он смотрит на вас поразительно кроткими и невинными глазами – ни дать ни взять князь Мышкин Лев Николаевич. Увидел бы его Товстоногов, закричал бы, как в своё время про Смоктуновского: «Да у него глаза Мышкина!»)

15741184_671119003056950_7571419171669552761_n

– Главное, что не аферист. Вот аферистом не нужно быть, их и так вокруг хватает. Журналисту нужно быть интересным, и авантюризм в нашем деле бывает далеко не лишним.

(Несмотря на мышкинскую кротость, Круглов тут же берёт быка за рога и начинает давать дельные советы по поводу статьи.)

– Я уже придумал заголовок к своему интервью: «Правдивая» история Парня НиНо». (Смеётся.) Я же в «Правде» теперь работаю.

– Так это, оказывается, тебя все ненавидят?! Я уже лет пять не заходил на «НН.ру», но раньше, насколько я помню, там было очень жёстко – я сам лично видел нескольких людей, которые покончили жизнь самоубийством, потому что их довели до этого на «НН.ру».

– Меня тоже хотели довести до самоубийства, но я неубиваем. (Самодовольно улыбается.) Помню, мне всё собирались гвоздь в голову вбить, я говорил: «Да пожалуйста, придите с молотком, с гвоздём, я живой человек, я реален. Берите ваш молоток и приходите!» Так что-то никто и не дошёл. А жаль – дойди они, был бы ещё популярнее, может быть. (Смеётся.) Да, это жёсткое место, но благодаря нему я как журналист раскрылся по-новому. Я угадал аудиторию и ней работал, вот и всё, ничего тут особенного нет.

– Откуда вообще взялся этот псевдоним – Парень НиНо?

– Псевдоним этот появился благодаря Васе Обломову – у него есть песня про унылое говно, и там такая строчка: «Группа из НиНо поет унылое говно». Я за это «НиНо» зацепился и добавил к нему ещё слово «парень». Так и получилось – Парень НиНо.

13394054_570531943115657_2844893343635625070_n

– Ты же страшный человек, если верить многочисленным отзывам о тебе!

– Я обычный человек. (Улыбается.) Но нетипичный журналист.

(Несмотря на то, что писака внутри меня радуется афористичному выражению, в конференц-зале «Нижегородской правды» нависает тяжёлая пауза. Дело в том, что я читал статьи Евгения Круглова – про знаменитых блондинок Нижнего, про красу нашу Дашу Жебрякову – но я, да простят меня поклонники «НН.ру», и слыхом не слыхал, и видом не видал статей Парня НиНо!)

Узнать больше

Игорь Преображенский: «Я просто приоткрываю дверцы в тонкие миры – и они открываются!»
1 месяц назад

Игорь Преображенский: «Я просто приоткрываю дверцы в тонкие миры – и они открываются!»

Помните, в одной из повестей о Карлсоне было: «В мире сказок тоже любят булочки. Гном». Гном, живущий на даче у писателя Игоря Преображенского, булочкам предпочитал конфетки: сначала таскал их потихоньку, потом стал выделывать фокусы похлеще, а в итоге сделался героем книжки «Масачусец и Мост», не далее как в прошлом месяце вышедшей в свет. Разумеется, «Иволга» не могла обойти вниманием такое событие – мы тут же напросились в гости к Игорю в его родную «Дель Пару» и, пока тот возился по хозяйству, мучили его вопросами про Масачусеца, про сверхъестественное, про тонкие миры, про женщин, про детские книжки, про Дёмина, про способы борьбы с комплексами, про то, в конце концов, какую же всё-таки траву он курит. Да вообще про всё, что нам в голову пришло! Итак, готовьтесь: лонгрид!

– Игорь, тебе, как дядюшке Юлиусу в повести о Карлсоне, открылся «мир сказок и приключений» – там, кстати, тоже был именно гном. Давай поговорим об этом – тебя ведь так любят в том числе за то, что ты приоткрываешь нам, грубым материалистам, дверь в какой-то волшебный мир, где происходят вещи, которые мы знаем только по книжкам. Расскажи, пожалуйста, о своих встречах с чудесным. Помню, был пост, как конфеты кто-то на даче воровал…

– Вопрос на самом деле очень серьезный, несмотря на такую сказочную, детскую тему. Ты совершенно правильно заметил, что материалисты живут исключительно в одной реальности своими ежедневными проблемами и чаяниями, и это совершенно нормально для большинства людей.  Но есть ещё те, кто немножко приоткрывает дверцы в тонкие миры – я просто делаю это, и они открываются. История с гномом, о которой ты упомянул, действительно основана на реальных событиях, этот «условный домовой» сначала утащил разом все конфеты со стола у нас на даче, а потом, я тоже об этом писал, подбросил змею вместо исчезнувшей металлической опоры для бассейна. То есть он меня попросил прийти к костру, я, не понимая ещё, о чём идёт речь, пришёл туда и увидел свернутую кольцами змею. Это было и забавно, и жутковато, и волнительно одновременно. Когда тебе кажется, что ты чувствуешь тонкий мир, это всегда можно принять за плод своего больного воображения, но когда ты видишь, что твоё «больное воображение» материализует какие-то очень странные вещи, ты уже начинаешь по-другому к этому относиться и ловишь сам себя на мысли: «Ну ни фига себе, на самом деле всё реально!» Я попробовал раскрутить эту историю с дачным духом, который начал с невинного поедания конфет и материализацией змеи вместо железной палки, и раскрылась она следующим образом: оказалось, что тот шаловливый дух был привезён мной неосознанно несколькими годами ранее – из Перу, вместе с камушком с Мачу-Пикчу, а произошло это, выходит, совсем неслучайно. Я могу уже откровенно об этом говорить – та перуанская внетелесная сущность, с которой я контактировал в ковернинских лесах, и явилась вдохновителем истории про Масачусеца. Даже не так – сначала я начал писать «Масачусеца», ты помнишь, как это было, мы с тобой вместе имели к этому отношение (имеется в виду «Масачусец-шоу», организованное Игорем мероприятие, в котором я принимал участие. – Прим. М.А.). Всё это началось как какой-то смешной и невинный рассказик, а в итоге вылилось в нечто большее, в книгу, и потом уже, вернувшись назад в своих воспоминаниях, я понял, откуда взялся Масачусец, как он связан с тем существом, которое посылало мне сигналы на даче, и осознал, что во всем этом был некий изначальный хитрый замысел.

Видимо, тонкий мир увидел, что я человек достаточно для него открытый, что я в него верю, а дверца эта всегда двухсторонняя – как только ты начинаешь во что-то верить искренне и без страха, оно тебе потихоньку открывается, реагирует. Человеку скептически настроенному, который говорит с вызовом: «Ну-ка, покажите мне ваше «невидимое», тогда, может быть, вы меня убедите!» – эти двери не откроются. Это такой метафизический принцип – чтобы нечто тебе открылось, ты должен в него искренне поверить. Именно поэтому люди, воспитанные убежденными материалистами, круг знаний которых ограничивается естественными науками, как правило, не обладают дополнительными опциями видеть, слышать, чувствовать «невидимое». И дело тут не в какой-то исключительности, «избранности» – просто если я верю в тонкий мир, в духов леса и гномов, если я намеренно вступаю с ними в контакт, то и они мне легонько «подмигивают». Так уж это устроено.

– Материалистов можно убедить итогами твоей краудфандинговой кампании по сбору средств на выпуск книги – они были воистину сказочными, без волшебных сил тут не обошлось. Ты сам, наверно, был удивлен, насколько всё произошло успешно, это была просто магия…

– Одно из моих любимых выражений – я сам его сформулировал – «волшебство происходит сочетанием сил, которые сами по себе волшебными не считаются». Разные векторы сходятся в одной точке – намерения, люди, события – и результат получается. Это выглядит почти как волшебство, но у каждой из составляющих результата этой магии есть вполне материалистическое объяснение. Да, собрал краудфандингом деньги на книгу – такие вот друзья у меня щедрые, хорошие. Но книга про Масачусеца со дня своего замысла получала какую-то невидимую поддержку – я тебе могу кучу историй рассказать про всякие знаки, которые всё это сопровождали, про вещи, которые меня подталкивали, и я видел, что всё происходит правильно.

Сама повесть, кстати, не совсем сказка или фантастика, она написана в почти документальном стиле, то есть там отражена наша хорошо узнаваемая современная действительность. Герои –  губернатор Нижегородской области Валентин Павлович Нашевцев, мостостроитель Поверинов, пресс-секретарь Юдин. Последний, кстати, является неким собирательным образом из совершенно реальных людей, и ты некоторых даже, наверное, знаешь…

20292559_1386108984803803_1791786401_n Узнать больше

Наверх