Image

Ирина Князева

Ирина Князева: «Я не могу обещать и не сделать…»
8 месяцев назад

Ирина Князева: «Я не могу обещать и не сделать…»

Здесь нужно добавить: и честным отношением к покупателю. Когда берёшь продукцию «Нижегородптицы» (неважно — паштет, террин, колбасу или красивую запечённую утку), можно не сомневаться: она свежая, натуральная и цена её вас не напугает. Ещё недавно эти блюда можно было только заказать в интернете, с доставкой на дом или с самовывозом. Но в канун Нового года поклонники «Птички» получили самый желанный подарок: в центре города, на улице Горького, 158 открылся магазин «Кулинария Ирины Князевой».

«Придумать то, чего в городе не было…»

Одновременно со мной в магазин входит девушка в положении и уверенно направляется к «острову» с блюдами из птицы — видимо, успела стать здесь постоянной покупательницей. И я понимаю, что это жест глубокого доверия. Все, у кого есть дети, подтвердят: «в ожидании чуда» стараешься питаться только там, где полезно и качественно.

— Да, эта девушка у нас не первый раз, — кивает Ирина. В магазине она находится с утра до вечера. Как хозяйка дома, где царит уют и вкусно кормят, она лично встречает покупателей, знакомит их с ассортиментом. — К нам вообще часто приходят беременные. И я знаю, что когда они родят — будут приходить уже с детьми. Наши блюда натуральные, готовятся, как дома. Разница только в объёмах: например, у себя на кухне я в омлет кладу 3 яйца, а тут 10.

— Специализированных магазинов в Нижнем немало, кафе тоже предостаточно. «Кулинария Ирины Князевой» — это магазин-кафе. Почему выбран такой необычный формат?

— Если ты что-то делаешь, нужно придумать то, чего в городе ещё не было. У нас получился европейский формат — магазин-кафе, где можно посидеть с друзьями, купить домой что-нибудь вкусное.

— Что пользуется самым большим спросом?

— Я была удивлена, что самые дорогие позиции — кролик, индейка, утка, буженина, — самые востребованные. А ещё люди очень активно берут супы, салаты, каши — в общем, «домашнюю» еду.

— А вам самой какие блюда нравятся?

— Тоже «домашние»: блинчики, запеканки. Ещё люблю солянку — настоящую, с языком, почками, каперсами, маслинами… Очень многое ведь идёт из семьи. А в нашей семье любили готовить. Не было культа еды, но каждый день обязательно первое, второе, третье. А на праздник — пусть скромные, но праздничные блюда. Моя мама по образованию кондитер. Когда мы приехали в Горький из Баку (мне было 6 лет), она устроилась кондитером на 10-й хлебозавод. Жили мы в коммуналке, шесть семей в одной квартире, ванной нет. И начальник цеха сказал маме: «Приводи девчонок в наши душевые». Они были, как в фильме «Москва слезам не верит» — помните, там Люся работала на хлебозаводе? Мамина работа меня завораживала: пышный хлеб, чистота, все в белых халатах, колпаках. Это было царство ГОСТов — когда продукция соответствует всем нормам, не страшно есть, кормить ребёнка. Но в конце 80х — начале 90х годов хлебозавод расформировали. Мама осталась без работы. А когда мне было 14 лет, у неё случился инсульт. Пенсия была нищенская, и мама устроилась в киоск, где продавались блюда ресторана «Панорама». Мы с сестрой ей помогали. Какие очереди там выстраивались! Готовые блюда, особенно высокого качества, имеют спрос всегда.

 26694394_546027102428490_1130446517_n

Серёжины рецепты

Питаться полезно и вкусно, при этом не тратя на готовку ни одной лишней минуты — такая возможность есть у нижегородцев уже 18 лет. Именно столько (в её нынешнем виде) существует компания. А начиналось всё с ТК «Нижегородптица», которая продавала продукцию птицефабрик.

— Это были 90е, время быстрых денег, — вспоминает Ирина. — Время, когда постоянно приходилось делать выбор: честный ты человек или нет? Делать правильно, или делать легко? Можно было сказочно разбогатеть за один день. Но я выбирала — делать правильно.

Был у неё и период выращивания птицы: на Чернораменской и Линдовской птицефабриках. Но на Линде сменился собственник, сотрудникам сказали «до свидания». А в это время на Левинке продавалось здание нефтебазы.

— Мы с бывшими коллегами с Линдовской птицефабрики (а это были технари, трудяги, в общем люди моего формата) решили начать своё дело. Помню, как я первый раз пришла в столовую на Левинке. Захожу, а там сидят крысы и смотрят на меня. Местные ребята говорят: «Не бойся, они не кусаются!» У меня ушло больше года, чтобы навести там порядок… Сначала мы просто продавали курицу и куриный фарш. Тогда продаже и этого не было: «Спары» и «Пятёрочки» ещё не пришли в Нижний, был только магазин «Птица» на Свердловке, куда стояли дикие очереди. А я уже ездила в Европу и понимала, что это путь в никуда. Там нам показывали передовое оборудование, с помощью которого готовились паштеты, колбасы и так далее. Вообще в Европу тогда ездили многие. Но продолжали просто продавать мясо. Хотя было очевидно, что будущее за готовыми блюдами.

Узнать больше

Наверх