Один из лучших фотографов Нижнего Андрей Теребилов согласился дать интервью для «Иволги» не сразу: по его словам, ему интересны только серьёзные темы, не попса. Мы пообещали не спрашивать его о стилях «бьюти» и «фэшн» в фотографии, о скандальных историях, происшедших у него на съёмках, и том, как ему удалось похудеть без диет на 15 килограммов.

Энергичный, подтянутый, с умным блеском в глазах, Андрей рассказывает за чашкой иван-чая о своих многочисленных путешествиях по миру и том, какую перемену они совершили в нём и его образе жизни.

– Есть очень интересное высказывание о том, что человек никогда не возвращается из путешествий таким же. Я это ощутил на себе! Как у меня получилось: в 2012 году мне довелось три месяца проработать фотографом по контракту в Шарм-эль-Шейхе. Перед этим я трудился здесь, в России, зарабатывал деньги – у меня был интересный проект, я снимал хранилища радиоактивных отходов для Росатома. Меня привозили в охранные зоны, знакомили со всеми, и я снимал процессы захоронения радиоактивных источников. Объездил всё Поволжье, до Грозного доехал! Я узнал, что это вообще такое: раньше я думал, что это могильники какие-то, ну, что-то такое непонятное. А на самом деле это целая система, которая просто необходима для жизни, это защита! Потому что радиоактивные элементы участвуют везде, в медицине, везде, их утилизируют. Это сеть хранилищ, серьезная и необходимая работа, это охраняемая зона. В Грозном, например, во время последней войны разграбили эти хранилища, боевики, не зная зачем, хватали эти радиоактивные элементы, клали их в карманы и, пока бежали, буквально сгорали от этого излучения… И вот я этого всего коснулся, общался с людьми, которые там работают, заходил в эти зоны, на меня вешали датчики, замеряющие, сколько я получаю облучения, и так далее. Это был интересный и познавательный процесс. Целых полтора месяца в конце 2011 я работал над этим проектом и объехал 11 городов.

А в начале 2012 года мне предложили контракт на 3 месяца – поработать в Египте фотографом в отеле. И вот Египет – это уже совсем другая история, ты работаешь там как «стафф», то есть заходишь через другие ворота, общаешься только с таким же обслуживающим персоналом: со службой безопасности, фотографами-арабами (я работал в арабской фирме)…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

– Тебя это не задевало?

– Да почему? Нет! Они нормальные ребята; я бы сказал, они даже чистоплотнее, чем многие из нас. Нюансы есть, конечно, религия, менталитет, традиции. В результате я понял одну главную вещь: независимо от национальных традиций, от религии, если ты там живешь среди них и уважаешь их правила, не оскорбляешь их своим поведением, внешним видом, то есть полностью принимаешь правила игры, то и отношение к тебе будет соответствующим. Это не является унижением для тебя, нет. Все понимают нормальный человеческий язык, все понимают нормальные человеческие отношения, все понимают доброту и тепло – тут всё очень просто. Это я понял однозначно, общаясь с парнями-арабами, и они до сих пор мне пишут, спрашивают какие-то советы. Там у них все Махмуды и Ахмеды, поэтому используются клички: недавно, например, мне писал парень с ником Мак, а я поздравлял его с днем рождения.

21.jpg

 

«Если ты уважаешь их правила, не оскорбляешь их своим поведением, внешним видом, то есть полностью принимаешь правила игры, то отношение к тебе будет соответствующим!»

То есть когда ты приезжаешь туда, не как у нас говорят «на голову выше», не как высшая раса по отношению к ним, то у тебя всё складывается хорошо. Итак, три месяца я там проработал, у меня был очень хороший контракт, в который входили перелёт, проживание, питание – всё за счет фирмы, я получал только проценты от фотосъемок. Это были очень полезные тренинг и практика, как языковая, так и психологическая. Я вспомнил английский, это было необходимо для общения с иностранными клиентами. Плюс начал изучать арабский, потому что когда ты там здороваешься и отвечаешь на какие-то вопросы на арабском, то к тебе совсем другое отношение. Вот охранники спрашивают тебя, как дела, а ты отвечаешь, что всё хорошо, и ещё добавляешь специальную фразу, которая в ходу в этом районе. Например, в Шарм-эль-Шейхе есть такая фраза: «Миа-миа вэля фрэха гамея» ( как-то так звучит). Когда я спрашивал, в чем её смысл, все смеялись, уже потом мне рассказали, что у них есть социальные магазины, где продают дешевых кур. Эта фраза переводится как: «всё будет хорошо, пока существуют эти магазины».

19.jpg

– Ты ведь еще снимал в Таиланде, какие там отношения между людьми разных национальностей?

– Да, в 2012 году я сначала был в Египте, потом какое-то время поработал в Стамбуле, из Стамбула, так сложилось, я улетел в Иорданию. Потом был перерыв, и уже в 2013 году я полтора месяца прожил в Таиланде, на Пхукете. Это вообще отдельная история. Если в Египте у меня были заказные съемки, то здесь мы с Димкой Фадеевым просто вслепую уехали, у нас просто был контакт, телефон некой девушки, через которую возможно было найти работу. В итоге я устроился в фирму фотографом, сопровождал русских туристов на скоростных катерах и устраивал им фотосессии на островах. Месяц где-то я катался по островам, а потом, когда я уже от этого устал, мне предложили преподавать (опыт преподавания ведь у меня с 2004 года) основы фотографии для новых молодых фотографов. И вот это был кайф, с утра я садился на байк и ездил по острову, мотался в горы на съёмки, общался с тайцами – это было очень интересно!

Так вот, там я столкнулся с тем, что некоторые туристы принимают Таиланд за большой зоопарк, а тайцев – за обезьянок в зоопарке. Вот они заплатили за посещение зоопарка и могут делать здесь всё что угодно, они не понимают, что это народ с глубокими историческими традициями, что это такие же люди, ничуть не глупее, а во многом даже мудрее их. К счастью, таких людей из России там всё меньше и меньше.

«Когда ты попадаешь в другую страну, то вылетаешь из привычной для тебя парадигмы, тебе остается только работать, бегать, ходить, снимать, общаться с иностранцами»

Поездка была очень интересной и полезной для осознания этой жизни, для получения опыта путешествий по миру. Были, конечно, и приключения. Мы, естественно, брали самолет с пересадками – да, это было дольше по времени, но зато гораздо дешевле! Так билет туда стоил до 50 тысяч, а мы умудрились прилететь всего за 13 с копейками тысяч рублей. Проблема была в том, что билеты-то мы купили в одну сторону, и в Мюнхене, где была пересадка, нужно было регистрироваться на другой самолет, нас спрашивают: у вас есть обратный билет? Мы говорим, что нет, мы ведь ещё не знаем, когда будем возвращаться назад. «Тогда мы вас не посадим!» – отвечают нам. Вот и что делать? Оставалось два часа до регистрации, и мы начали покупать билеты, слава богу, у нас были с собой ноутбуки и полчаса бесплатного Интернета. Димка, естественно, искал что подешевле, он планировал ехать на ПМЖ и понимал, что эти деньги он потеряет, а я не знал, когда поеду обратно, поэтому купил первый попавшийся билет, чтобы вылететь домой через месяц, так как виза дается на 30 дней, а потом её надо продлевать. Там, конечно, были драматические моменты: у нас вырубался ноутбук, села батарейка, плюс Димке пришлось переписываться с сестрой, потому что его карточка была привязана к её телефону. Она ему присылала коды, а потом вообще оказалось, что на эту карточку не пришли ещё деньги от клиента, а он не знал об этом. Слава богу, что я получил кредитную карту на всякий случай: буквально за 10 минут мы купили ему билет и зарегистрировались на самолет. Вот такой экстрим. Могли зависнуть в Мюнхене.

2_o.jpg

А потом началась интересная жизнь в Таиланде. Мы жили не в туристической зоне, а в обычном тайском районе, снимали комнату в чём-то вроде отеля, где договоры только на тайском, даже на английском нету. Подписываешь вслепую, не знаешь, что там написано. Далее – байк, это тоже отдельная история. Естественно, там необходим байк, никто тебя до места съёмки возить не будет. Мы нашли парня, русского, который там уже два года жил и всё знал, поэтому всем помогал и таким образом зарабатывал на жизнь. Он приехал за мной на машине: всё, говорит, байк нашелся, нужно его забрать. Мы едем в другую часть Пхукета – я там ещё толком не жил, не работал и не ездил по дорогам. И оттуда мне надо доехать одному, на этом байке, на котором до этого я не ездил! С меня семь потов сошло, пока я доехал до дома. В итоге добрался без проблем. Один раз, уже позже, меня оштрафовали, попался я у них на большом перекрестке. Такая у них акция: ловят всех туристов и штрафуют, кто без шлема, кто пьяный, у кого нет прав. 500 бат, это 500 рублей раньше было – так что я старался не попадаться больше, потому что 500 бат для меня были далеко не лишние. Мы ведь заплатили за байк, заплатили за квартиру, и остались какие-то деньги на еду до зарплаты.

12.jpg

Вот, когда ты попадаешь в другую страну, то вылетаешь из привычной для тебя парадигмы, тебе остается только работать, бегать, ходить, снимать, общаться с иностранцами. Ты зарабатываешь, и всё. Ты обрываешь все социальные связи, не звонишь по телефону, Интернет там слабенький, да особо и некогда в нём сидеть. Ты вырван из контекста, общаешься только с близкими. То есть это такой ретрит, уединение, и поневоле начинаешь задумываться в такой ситуации о жизни в России. Какая-то подсознательная работа идёт внутри тебя, и когда я приехал из Египта, первого моего длительного путешествия, я понял, что во мне произошла перезагрузка сознания!

– Ты не впал в депрессию?

– Нет, наоборот, у меня была какая-то эйфория, я месяц не мог работать, ничего не делал, просто ходил по тусовкам, тратил то, что заработал. Многое изменилось в моей жизни. Я похудел на 13 килограммов! Уезжал я с весом за центнер, такой поперёк себя толще, а там похудел и понял, что, оказывается, можно в возрасте почти под полтинник заниматься собой, своим здоровьем и менять себя в лучшую сторону! С этого момента я стал заниматься здоровьем. Позже я перестал есть мясо, молочку, отказался от алкоголя, стал купаться в проруби.

«Мне не хочется возвращаться к своему прежнему состоянию, я перешел к вегетарианству, отказался от алкоголя»

Есть же такая фраза простая – «в здоровом теле здоровый дух». Я гораздо глубже её понял: почувствовав легкость физическую, я ощутил ясность в мозгах. Появились другие ощущения. Когда я приехал, меня не узнали, я и сам себя не узнавал и изучал заново, но главное, я сам стал чувствовать себя лучше! Я не хочу уже возвращаться к прежнему состоянию. И вот результат: у меня пропала изжога, пропала язва, пропали головные боли. Занявшись собой, я продолжаю изучать информацию о нашем сознании и здоровье, пробую и проверяю это на себе.

Происходит изменение во взглядах на жизнь, я стал видеть и слышать то, чего прежде не замечал. И фотография у меня поменялась – у меня теперь другой взгляд на природу, на людей, на нашу страну, на жизнь. Поездки эти произвели во мне переворот.

Потом был Стамбул, это совершенно другая история. Просто потрясающий, фантастический город! Потом была Иордания, очень интересная страна. У меня была мечта, чтобы, имея в руках один фотоаппарат, ездить по разным странам и суметь там прожить. У меня это получилось, и это здорово.

14.jpg

– То, что тебя приглашают снимать в другие страны, говорит о твоём высоком профессионализме, получается, ты фотограф международного уровня!

– Ну, я спокойно к этому отношусь. Профессионализм такое понятие… Как говорится, нет предела совершенству, и сейчас я, например, узнаю много нового: особенно, когда преподаешь, готовишься к занятиям, многое изучаешь и встречаешь какие-то новые техники, новые приёмы, которых ты раньше не знал. И вообще узнаешь мир через фотографию и учеников. Общение с ними дает очень многое.

– Что бы ты посоветовал молодым людям, которые хотят заниматься фотографией? Сложно научиться искусству фотографии?

– Ты знаешь, фотографией можно и нужно заниматься абсолютно всем. Фотоаппарат есть сейчас в каждой семье. В Средние века все известные люди были и поэтами, и философами, и музыкантами, и астрономами, и математиками – то есть было гармоничное многостороннее развитие личности. И фотография – это одно из общедоступных искусств, овладение которым тебе в любом случае пригодится, даже если ты будешь снимать просто историю своей жизни и семьи. Тем более, сейчас столько технических возможностей, можно сделать красивую подачу, показать всем друзьям, можно издать фотокнигу – сейчас вообще без проблем сделать книжку хоть в одном экземпляре. Да, учиться надо. Единственная проблема, которую я сейчас вижу – ну, я не люблю слово «проблема», вижу вопросы, которые мне немножко не нравятся, – это что искажена действительность, упираются больше в неестественные, искусственно созданные картинки, так называемые отфотошопленные, увлекаются больше «фэшн», «бьюти», вот этими направлениями в фотографии. Особенно это касается юных девочек, но есть и девушки, женщины, которые приходят и говорят: сделайте мне красиво, будто мне не сорок лет, а двадцать. Это имеет место быть, но хотелось бы побольше правды, настоящего в этом мире. Красота – она в настоящем, в искреннем.

«Вместо того, чтобы реально заниматься собой, своим питанием, изменить образ жизни, гораздо проще сфотографироваться и сделать типа красоту с помощью фотошопа»

Вот это такой психологический момент: вместо того, чтобы реально заниматься собой, своим питанием, своим телом, изменить образ жизни, гораздо проще сфотографироваться и сделать себя стройной и здоровой с помощью фоторетуши! И вот все вокруг этого пляшут, и я тоже это делаю, потому клиент зачастую именно этого хочет, но аккуратно, самый необходимый минимум.

8.jpg

Помню, я был в жюри одного конкурса, проводимого политехом, и одной из номинаций был портрет. Там была такая классика жанра в одной из работ: дерево, влюбленные на фоне заката, силуэтная фотография, всё хорошо, технически сделано грамотно. Эта фотография претендовала на первое место, она понравилась другим членам жюри, и никто почему-то не увидел, что на ней парень как будто душит девушку, прижимая её к дереву, не целует, а именно душит! И когда стали всё это обсуждать, я сказал, что не хочу отдавать первое место никому, – не потому, что я такой злой, я готов после конкурса провести встречу и объясниться по этой теме. Много студентов собралось, мы разговаривали, и я сказал: ребят, техника это, конечно, здорово, но это всего лишь упаковка, а каково содержание? Все знают слово «эмоции» – вот что именно ты видишь на этой фотографии, какую эмоцию, что происходит с этим человеком внутри и как это выражено? Когда ты снимаешь психологический портрет, ты должен общаться с человеком и достать из него то настоящее и красивое, что у него внутри. Причем даже то, о чём он сам не подозревает! Каждый человек уникален и красив по-своему.

Работая фотографом, поневоле становишься психологом, и поэтому работа с людьми – это такая психологическая игра, ты подбираешь слова, чтобы человек открылся и показал свою настоящую красоту.

«Все знают слово «эмоции» – вот что именно ты видишь на этой фотографии, какую эмоцию, что происходит с этим человеком внутри и чем это выражено?»

Был у меня случай: один нижегородский бизнесмен, не будем называть его фамилию, попросил меня снять портрет для новогоднего поздравления клиентам. Мой подход известный: я хочу сделать настоящую фотографию, без масок. Он сказал, что у него есть визажист, девушка, к которой он очень хорошо относится. Мы сняли номер в отеле для этого дела и решили, что они с визажистом будут общаться, а я их в этот момент незаметно поснимаю. Будет та самая ситуация, когда человек непринужденно общается с симпатичным ему человеком, и с него спадают все его маски. Итак, я сделал фотографии и понес «контрольки» этому бизнесмену. Он посмотрел их и выгнал всех, кто был в его кабинете (я на совещание как раз попал): «Сколько я тебе должен?» – спрашивает. Я назвал сумму, он расплатился и убрал эти фотографии в стол. Больше я их никогда не видел. А лицо у него в этот момент было очень интересное, я понял, что задел в нем что-то, что-то слишком сокровенное, чего он не хотел никому показывать. Слишком он там был настоящий. Для меня это был самый лучший комплимент – нет, я ничуть не расстроился по этому поводу.

– Да, ты опасный человек!

– Да ладно! (Смеётся.) Я не опасен. Я просто человек и занимаюсь фотографией! Я люблю этот мир! Я люблю жизнь! Я люблю ее изучать и познавать! Я люблю моих дочерей – они моя радость и моё продолжение! Люблю людей и верю в них!

Цитата: «Когда на 5-м курсе института у меня в руках оказалась фотокамера, я понял, что это моё. Мое дело, моя жизнь, моя творческая реализация. С тех пор я не выпускал фотоаппарат из своих рук. Я снимал всё, что происходит вокруг меня: семью, детей, друзей, город, машины, природу. Были тяжелые моменты в жизни, когда хотелось забросить фотографию… Фотография меня не отпустила. Она не отпускает меня и сейчас. Фотография захватила меня полностью. Она дает возможность узнавать мир, попадать в необычные ситуации, встречаться с интересными и известными людьми и делать фотографии для них и для истории. Общаясь с разными людьми во время съемки в студии, я узнаю много нового об этом мире и людях, живущих в нем. И не перестаю удивляться новому и интересному. Общение с моими моделями даёт мне много информации для размышления. С помощью фотографии я пытаюсь показать этот мир с его лучшей стороны. Показать то настоящее, что в нем есть: любовь мужчины и женщины, любовь матери, любовь друзей и близких, красоту взрослых и детей, красоту всех людей».

20.jpg

 

5.jpg

7.jpg

13.jpg

15.jpg

 

18.jpg

 

© Максим Алёшин