А вы знали, что в Нижнем Новгороде живёт парень, который вот уже почти двадцать лет выпускает музыкальные релизы для западных коллекционеров? Не знали?! Ну и дураки! Шутка. Олег Галай, владелец и единственный сотрудник довольно известного уже за рубежом рекорд-лейбла Other Voices Records, человек такой же редкий, как и та музыка, которую он выпускает. Он мало где тусуется, ему неинтересны рутинные разговоры – на стандартный набор вопросов горе-журналиста он отвечает с ленцой, чуть ли не односложно, желая поскорей от вас отвязаться. О чём этот умный, скромный и ни разу не пафосный парень может говорить часами, так это об особенностях саунда у каких-нибудь мало кому известных The Naughtiest Girl Was A Monitor или о странном японце, сочиняющем мозгодробительные шумовые симфонии.

– Олег, ты, что называется, «редкий зверь» – не знаю, как сейчас, но несколько лет назад твой рекорд-лейбл был единственным в городе! А если учесть, что работаешь ты не на местном, а на мировом рынке, то ты вообще такой амурский тигр, если не сказать, квислендский вомбат! Расскажи, пожалуйста, нашим читателям, как тебе пришла эта мысль – создать свой рекорд-лейбл, сколько времени тебе на это понадобилось, с какими сложностями ты столкнулся. Сколько лет твоему предприятию?
– Вомбат! Вомбат мне нравится! Я этим занимаюсь с 2000-го года, значит, считай сам, семнадцать лет… Матерь божья!
– Вот очень простая схема успеха, я всегда это говорю: занимайся чем-нибудь 15, 20, 25 лет – и всё у тебя получится!
– Всего-то чуть-чуть, да.
– Значит, в 2000-м году эта идея тебя посетила?
– Нет, сама идея витала давным-давно, еще с конца 80-х в виде нереальной фантазии, просто к 2000-му году она не то чтобы оформилась, а внезапно возникла мысль: а почему бы, наконец, не попробовать?! И вот я взял и попробовал – написал на голландский лейбл, предложил им выпустить компакт-диск с материалом, который ранее они выпускали, только в цифровой версии. К моему удивлению, зарубежные товарищи сказали: давай, почему бы и нет.
– Для тех, кто не знает, я поясню: рекорд-лейбл Олега выпускает редкую музыку – не Мадонну какую-нибудь, не массовые проекты, а всякий андеграунд, очень специфичную музыку…
– Ну вот, теперь дальше никто читать не будет…

– И выпускает на различных носителях, в том числе на очень редких – на кассетах, например. И на кассетах выпускает, и на компакт-дисках, и на пластинках. В общем, полноценный рекорд-лейбл. Какая твоя первая пластинка, Олег? Или это была кассета? Какой коллектив?
– Первым был компакт-диск английского проекта Muslimgauze, это смесь экспериментальной электроники с этнической музыкой. Достаточно плодовитый человек был, за свою жизнь он выпустил порядка 100 альбомов. И после смерти они продолжают выходить, и выходить, и выходить – он умер в 99-м году. Я связался с правообладателем и получил от него добро.
– Тебе хотелось выпустить именно этого исполнителя?
– Да, я очень большой его фанат. Пришла мысль, попробовал, получилось. Дальше – больше. Обратился к другим музыкантам, те тоже согласились. Для меня это было удивительно, ведь в 2000-м году никто в России не выпускал зарубежных исполнителей для европейского рынка. Были лейблы, выпускающие зарубежных исполнителей для российского рынка, а таких вот не помню.
– И сколько у тебя было релизов с тех пор?
– Сухой язык цифр, мы все это так любим! О’кей, двадцать релизов в рамках моего первого лейбла (2000-2007 гг.) и тридцать пять с Other Voices. Многие релизы выходили в разных вариантах и одновременно на различных носителях.

– Выпустить-то, грубо говоря, ума много не надо…
– Вообще никакого не надо…
– А вот чтобы выпущенное было кем-то востребовано – это действительно важный момент. Ты же и дизайн сам делаешь, и, соответственно, вещь становится коллекционной…
– Да, все мои релизы выходили с новым дизайном, а если я делал какие-то переиздания, то они были в других форматах, в которых ранее не выходили, то есть, можно считать, что это оригиналы.
– Был, допустим, винил, а ты выпустил компакт? Или наоборот: были компакт или кассеты, а ты выпускаешь винил?
– Ты знал!
– Ты что-то печатаешь здесь, а что-то за рубежом или всё за рубежом?
– Поначалу здесь печатал CD, сейчас всё за рубежом делаю.
– Это выгоднее?
– Это удобнее. Практически весь мой рынок там. Я работаю с европейскими партнерами, которые занимаются складированием и рассылкой всего этого.
– То есть, как я понимаю, ты даже не касаешься этих ящиков, они остаются там?
– Нет, какую-то часть мне присылают для распространения в России, но это минимум, так, себе и друзьям подарить.
– Такой айтишный бизнес на самом деле?
– По сути, да.
– Ты меломан, превративший хобби в бизнес, это очень круто! Тебя ведь, наверно, должны искать российские музыканты и умолять их выпустить.
– Российские музыканты сейчас только начали на меня натыкаться, причем они очень сильно удивляются, когда узнают, что я из России. Для них это большая неожиданность.
– Ты им нужен, ты можешь их представить на Западе!
– Некоторое количество российских релизов у меня имеется, но это опять же музыка, которая здесь, в России, по тем или иным причинам особого хождения не имела и вряд ли когда-нибудь будет иметь.
– Особенно сейчас, когда у нас победили не метал и не хип-хоп, а шансон.
– Ну, он у нас изначально сильные позиции занимал, у нас же холодно, ветер с севера. А по поводу метала – пока мы все смеялись над металлистами, они совершили серьёзный прорыв! На самом деле очень много есть интересных металлических групп, которые играют интересную музыку, и, более того, они начали активно выпускаться на Западе.
– Порекомендуй, пожалуйста, что нам послушать металлического. Я думаю, среди читателей «Иволги» наверняка есть люди, симпатизирующие этому направлению.
– Будим пиарить местных производителей! Нижегородский проект Offret играет довольно интересный атмосферный полуакустический post-black. Недавно наткнулся в Сети. Мне понравилось.
– Конечно, удивительно, что у нас в городе есть такой человек, у которого рекорд-лейбл международный…
– Сейчас уже неудивительно… Да и не знает меня здесь никто.
– Нет, тебя знают, просто это очень специфичный рынок, ты работаешь с покупателями из Европы, США…
– Ну вот там и знают…

– Да, всякие любители кассетных релизов. Вот, кстати, очень интересно узнать по этому поводу – правда, что есть рост в этой области?
– Нет, это то же самое, что и про виниловый рост говорят: будто бы он есть, и очень мощный, а если начинаешь смотреть цифры и результаты продаж, то выясняется, что, мягко говоря, немного привирают. То же самое с кассетами: в силу того, что все уже наелись CD, более того, на Западе уже и винилом наелись все, сейчас вот обратились к кассетам. Но это скорее такая дань ностальгии, исключительно ради фана какого-то. Потому что все равно средний тираж кассетного релиза где-то 50 копий. 50-100 копий, вот такими тиражами выпускаются. Ну, какие-то более продаваемые артисты выпускаются «огромными» тиражами – 200 копий. Однако люди с фантазией выдают шедевры и здесь. К примеру, американский лейбл Auris Apothecary делает очень интересные антирелизы с кассетами. Оплавляют корпуса кассет, разрезают их пополам горячим ножом и прочее. На выходе вполне симпатичный арт-объект.
– А какие были хиты среди твоих виниловых релизов?
– Безусловным хитом был винил венгерской synth-pop/minimal группы Nouvelle Phénomène. Он достаточно быстро разлетелся, пластинку еще можно найти на Discogs за… 250 евро.

– И ты не можешь его довыпустить, иначе собьешь всю пенку людям?
– Так в любом случае первый тираж все равно в цене не упадет, даже если выпустить допечатку. На цене первого тиража это никак не отразится для коллекционеров. Были мысли что-то доиздать, допечатать, но, с другой стороны, столько планов по новым выпускам, что на допечатки времени не хватает. Хорошо, конечно, когда пластинки продаются и можно получить какие-то деньги, но еще очень хорошо выпустить какие-нибудь заведомо непродаваемые, но интересные релизы. Такие, в общем-то, у всех лейблов встречаются, допустим, как у Mute, которые делали деньги на Depeche Mode, а для души выпускали NON.

– А из российских групп кого ты выпустил?
– Российские исполнители, по большому счету, продаются за рубежом не шибко, но некоторые группы надо было выпустить. Вот, допустим, с «Кофе» история была… Группа «Кофе», на мой взгляд, в свое время была наиболее интересным представителем музыкального направления, которое у нас развивалось в Питере в основном, – советского пост-панка. В музыкальном плане они были очень интересны, но, поскольку их деятельность попала на перестроечные годы, а про колбасу и перестройку они не пели, то, в общем, они оказались затертыми, на долгие годы их все практически забыли. Мы их выпустили, достаточно хорошо всё разошлось, но самое интересное, что ажиотаж начался где-то спустя полтора-два года после того, как винил разошелся. Сейчас мне куча народу пишет, спрашивают, можно ли найти пластинку, не будет ли второго тиража. Просят даже на кассете переиздать.

– А как, кстати, это общение происходит, у тебя сайт или соцсеть? Где ты обитаешь, где тебе задают вопросы?
– Я общаюсь в соцсетях в основном, сайта как такового у меня нет, точнее, он был, но что-то я его забросил… Вообще хочется иногда вернуться к обычным письмам, к временам, когда лейблы рассылали подписчикам новости в виде листовок и буклетов, но все, конечно, давно изменились, и контактировать с людьми таким образом вряд ли уже получится. Но сайт мне почему-то не хочется делать, моя душа активно противится этому. У меня висит магазин на Bandcamp, где можно купить мои релизы (это площадка, где лейблы и музыканты могут продавать свои издания напрямую). Ну и группы в соцсетях, конечно, имеются с разным уровнем активности. Есть в Facebook, есть Вконтакте. На Facebook активность в разы больше. Хотя вся активность в основном к лайкам сводится.
– ВКонтакте ведь сидят нищие и дети, а на Фейсбуке – пенсионеры и богачи…
– Ага, котики, селфи, foodporn —дивный новый мир!
– Скажи, пожалуйста, сколько человек работает в твоем рекорд-лейбле?
– Один, и тот лентяй!
– Вот это, я понимаю, современный бизнес – аренда не нужна, бухгалтер не нужен, СММ-щик не нужен, сайт не нужен…
– Ничего не нужно. Единственное, что нужно – более-менее приличный дистрибьютор. Его найти сложно, они очень активно брыкаются от новых лейблов. Прямые продажи это хорошо, но у дистрибьютора значительно больше возможностей донести твой релиз до людей. Не купят, так хоть узнают, что такие есть. Это как лейбл для артиста. В последнее время муссируется тема, что, мол, лейблы уже никому не нужны, можно все делать самим. Можно, если ты Мадонна или Radiohead в их сегодняшнем статусе…
– Дистрибьюторы, наверно, как книжные издательства: всякие психи заваливают их разной фигней…
– Да, их тоже можно понять, у них там огромные склады с продукцией, которую девать, по большому счету, некуда. Дистрибьюторы вообще не откликаются на контакты с лейблами, у которых менее пяти релизов. Правда, как показала практика, когда у тебя 10-20 релизов, они тоже не всегда откликаются. Всё зависит от качества материала, от артистов, которых выпускаешь, и если удается зацепиться, то какой-то процесс начинает идти. Сейчас у меня, тьфу-тьфу-тьфу, два дистрибьютора, один в Голландии, другой в Англии, причем в Англию я пробивался с 2000 года, а пробился только в прошлом году. Несмотря на то, что в Англии как раз такая музыка должна продаваться.

– Вот-вот, я всегда говорю: хочешь прийти к успеху – запасись терпением, посиди, попиши спокойненько, не впадая в депрессию. Ведь всего лишь несчастные 17 лет – и люди услышали тебя! И то ты еще поплевываешь через плечо и стучишь по столу на всякий случай…
– Нет, на самом деле, чтобы что-то там закрутилось, надо каждодневно этим всем серьезно заниматься. А в наших условиях, сам понимаешь, каждодневно этим заниматься очень сложно. У всех уже есть жены и дети, все хотят каждый день есть – я-то могу через день есть (кстати, отличная идея!), а они не могут!

– Мне вот очень трудно в этой жизни приходится, а тебе, наверно, еще трудней: если меня спросит старшая дочь, чем я занимаюсь, мне будет очень сложно ей это объяснить. Тебе, я думаю, это вообще невозможно! Вот для школы, например, нужно ребенку рассказ о папиной профессии приготовить…
– Поэтому приходится врать, что я космонавт. Сейчас у меня опять есть «нормальная», «как у всех», работа, плюс дизайнером на фрилансе я продолжаю работать – в основном делаю те же обложки пластинок для разных лейблов и музыкантов. Есть клиенты, которые заказывают их регулярно. На самом деле это, конечно, не сильно дорого стоит, но, с другой стороны, чего-то это стоит, и заниматься этим как минимум приятно.
– Это же не упаковки для пельменей ляпать.
– Конечно! Хотя упаковки для пельменей значительно доходней.
– Значит, за оформлением музыкальной продукции смело можно к тебе обращаться! По поводу выпуска там есть нюансы – ты же занимаешься редкой, коллекционной музыкой, – а вот с дизайном всё просто: если кому-то нужен качественный, мирового уровня дизайн, пусть к тебе обращаются! Это важно, я считаю.
– Да, пусть берут кредит в банке и приходят. Шутка!
– Люди, ты говоришь, начинают подтягиваться, видя твои работы, твои релизы…
– Раз в неделю, раз в две недели приходят письма – не только из России, а со всего мира, – от молодых музыкантов, которые пишут: «Послушайте, пожалуйста, наше демо, мы очень хотим выпуститься». Как правило, там редко встречается что-то стоящее…
– Ты, конечно, держишь марку и не откликаешься?
– Ну нет, я стараюсь прослушивать все, что присылают, и отвечать, другое дело, что материал не всегда бывает интересен или не вписывается в концепцию лейбла. Присылают, например, пафосный doom metal или рэп.
– То есть тебе и прислать, если что, можно какой-то материал?
– По идее да, конечно. Главное, перед этим его прослушать самому 356 раз, понять, а надо ли это кому-то отсылать. Как правило, людям, которые делают какую-то музыку, сразу хочется, чтобы все её услышали и тут же издали, им трудно бывает оценить качество продукта. Нужно, во-первых, посмотреть на продукт со стороны, а, во-вторых, дать ему отлежаться определенное количество времени, чтобы потом к нему подойти и посмотреть: а то ли ты записал?
– А что у тебя сейчас готовится, какие у тебя творческие планы? Или что-нибудь из свеженького назови?
– Не так давно вышли несколько компакт-дисков, один из них от молодой многообещающей post-punk/shoegaze группы из США New Politicians. Кассета российского проекта m-fast: эдакое новое прочтение space disco начала 80-х, сыграно все исключительно на старинных синтах. Переиздание дебютного альбома бельгийцев Parade Ground. Кроме замечательной музыки, альбом примечателен тем, что в нем принимал участие Colin Newman из британской post-punk легенды Wire.
Из совсем свежих – наконец-то напечатали винил питерских гаражных панков Sonic Death и пластинку короля шумовой музыки Merzbow.
Планов полно! В мае должна быть кассета от проекта GENA. Они играют atmospheric post-drone-metalgaze, как если бы это были Sunn O)))! Записали совместный альбом с Cocteau Twins. Еще больше релизов на виниле, CD и кассетах… Планирую запустить сервис по оказанию брокерских услуг в производстве виниловых пластинок для артистов и лейблов. Тиражи от 100 копий!

– Ага, ты только обязательно пришли мне на почту все эти названия, чтоб я чего не переврал… Чтобы работать на этом рынке, нужно ведь очень хорошо разбираться в музыке?
– Собственно, я, сколько себя помню, ничем, кроме музыки, особо не увлекался, поэтому для меня это всё органично.

ПОДВАЛ ССЫЛОК:

Ссылки лейбл:
Bandcamphttps://othervoicesrecords.bandcamp.com/
Facebookhttps://ru-ru.facebook.com/OtherVoicesRecords/
VKhttps://vk.com/other_voices_records

Ссылки дизайн:
Behancehttps://www.behance.net/goworks
Facebookhttps://www.facebook.com/goworksdesign/