Звонит, значит, сегодня рано утром Катькина подруга Жанна и говорит такая: «Заберите уже, наконец, ваши несчастные 500 рублей, я вчера зарплату получила» (она у нас полгода назад перехватила на пару дней пятисотку, мы уж, честно говоря, и думать про нее забыли).

Ну, я обрадовался: нам бы эти 500 рэ очень даже пригодились, потому как денег после праздников нет, аванс жене задержали, на карточке почти ничего не осталось, с работой у меня все сложно… и т. д. И вот в это страшное время я планирую ехать с последними 20 рублями на очень важную встречу – по поводу написания книги.

– Беги быстрей, – говорю жене, – пока дает, а то завтра у нее не будет ничего, я ее хорошо знаю.
– Да ладно, – отвечает, – сдались тебе эти 500 рублей, они нас не спасут.
– Ага, а на работу ты на что ездить будешь? А я на что на работу буду ездить, если заключу свою сделку века?!
В общем, приезжает жена после работы (у нее по средам короткий день) на Минина к фонтану, где Жанна ей встречу назначила, – а Жанна уже стоит там, такая вся в черном и накрашена меньше обычного, что очень подозрительно.
–Кать, – говорит, – давай только сначала в собор Архангела Михаила зайдем, у тети Гали вчера година была, 12 лет, я хотела свечку поставить.
Вот они идут в этот собор Архангела Михаила, Жанна там ставит свечки, заказывает поминание рабы Божьей Галины в течение всего года, кладет крупную купюру в корзину для пожертвований, потом, уже выйдя, начинает рассказывать про эту свою тетю Галю, которую она два раза видела в детстве и которая ей приснилась несколько дней назад. Жена, разумеется, внимательно ее слушает; так, за разговором о тетушке Галине, они начинают переходить дорогу – и тут жена понимает, что они переходят улицу в неположенном месте! Ну, в 20 метрах от них – подземный переход, в 100 – светофор, а они почему-то прут через проезжую часть. И только жена это понимает, как неизвестно откуда выезжает полицейская машина, а из нее выходят четверо мальчиков-полицейских и предлагают пройти в полицейскую будку и выписать штраф.
– Так, уберите от меня ваши руки! – истерично заверещала Жанна. – Никуда я с вами не пойду. Вы бы делом занялись вместо того, чтобы добропорядочных граждан на дорогах выслеживать. Герои, блин, четверо рыл на двух беззащитных девушек набросились.
Служителей правопорядка слегка опешили от такого отпора – и тут их взгляды перекинулись с визжащей Жанны на мою тихоню-жену. «Пройдемте-ка, гражданочка», – и Катя, доставая из сумочки свой паспорт, с виноватым видом проследовала за рылами в форме в их будку.
– Вы вроде посмышленее, – сделал ей комплимент один из полицаев.
– Я?! – удивилась жена. – Да нет, наоборот…
Через 5 минут Кате уже выписали штраф на 500 рублей. «В течение двух месяцев нужно оплатить, – сказал полицай и почему-то добавил. – Мужу можете не показывать, чтобы не ругался. И этой тоже (он указал в окно на поджидающую жену Жанну) не показывайте».
– Катька, – заорала Жанна, увидев выходящую жену. – Ты, надеюсь, ничего им не заплатила?! У тебя, надеюсь, хватило ума их послать?! Я из принципа, им назло, всегда здесь улицу перехожу. Пусть только попробуют мне что-нибудь сделать!
Жена, конечно, скрыла, что у нее не хватило ума…
Дальше Жанна потащила Катю по магазинам – нужно было купить подарки Жанниному двоюродному брату и всем многочисленным Жанниным племянникам, потом забежали в Дирижабль, в Связной, в аптеку, еще в пару мест… Наконец Жанна сделала все свои покупки – и тут спохватилась, что у нее нет купюры в 500 рублей, чтобы вернуть Кате долг.
– Давай в «Кофе Кейк» посидим, заодно и деньги разменяем.
В кафе Жанна вспомнила, что у ее дочери-подростка как раз перерыв между занятиями в музыкальной школе и спецкурсом по английскому, и принялась ей звонить: «Ева, мы тут с Катей в «Кофе-Кейк» сидим, подходи скорей… А, ты с подружками? Ну, все вместе подходите.
Минут через десять Ева с тремя подружками, тоже собирающимися на спецкурс по английскому, ввалилась в кафе.
– Ева, – сказала Жанна, – закажите себе что хотите, пусть девочки не стесняются. Я за все заплачу.
– Слушай, Кать, дай мне, пожалуйста, свои 500 рублей, я тебе сейчас их верну, – попросила Жанна жену через полчаса, когда детский пир уже был оплачен, и, подозвав сидящую в двух столах от них Еву, вручила ей купюру со словами. – Купи всем еще по пирожному, съедите на спецкурсе.
Ева начала было отказываться, но Жанна была неумолима.
– Понимаешь, – объяснила она жене, – я учу Еву быть свободной и просто относиться к деньгам, чтобы у нее потом не было комплексов. Деньги – они сегодня есть, а завтра их нет. Это всё такая ерунда на самом деле.
Тут у жены раздался звонок – это звонил я.
– Ну что, ты уже едешь?! Ты ведь не забыла, что мне к 19? Мне с Верой, что ли, ехать?
Катя побледнела и принялась собираться; между тем Жанна заглянула в свой кошелек и обнаружила, что у нее ничего, ну ровным счетом ничего не осталось. Даже чтобы расплатиться за свой кофе. Она полностью сбросила денежный балласт…
– Кать, у тебя нет взаймы 200 рублей?
– Вот мелочь только
– Тогда сиди здесь, у меня вроде на сберкнижке что-то оставалось, я сейчас до банка дойду.
Жанна стала собираться: она долго повязывала шарф, очень тщательно укладывала непослушные локоны, бесконечно поправляла полы одежды, красила губы, протирала сапожки влажными салфетками. Катя обреченно смотрела на подругу. Наконец, после посещения туалетной комнаты, Жанна-таки покинула кафе.
Я тем временем с 20-ю рублями мелочью и Верочкой на руках названивал жене:
– Ты скоро? Кать, у меня билет только в одну сторону, там меня ждет очень важный человек, встреча всей моей жизни, можно сказать… Ты уже едешь?!
– Максим, нам нечем заплатить в кафе…
– В каком кафе?! Вы что, в кафе? У нас же нет денег!
– Да я только чай заказала, мне ведь Жанна долг вернула… А еще – ты только не ругайся – меня оштрафовали, мы в неположенном месте дорогу переходили…
– Ты совсем с ума сошла?! И сколько штраф?
– 500 рублей, но их в течение двух месяцев нужно заплатить, так что ничего страшного…
– Слушай, – говорю, – если из-за тебя я опоздаю и меня на работу не возьмут, я тебе этого не прощу.
И тут жена вспоминает, что у нее с собой Мегакард с оставшимися на ней трехстами рублями. Наскребя еще 30 рублей мелочью, она оплачивает их с Жанной заказ и бежит на метро: у нее как раз остался один жетончик. Через 40 минут она уже дома, я, порывшись в карманах курток, нахожу аж 80 рэ и еду на встречу.

– Ну ты понимаешь, что с этой Жанной ты тоже становишься невменяемой, – спрашиваю я жену, уже вернувшись. – Как ты могла забыть про мою встречу? И как ты умудрилась перейти дорогу в неположенном месте? И на фига ты согласилась заплатить штраф?!
– Да ты сам во всем виноват, не нужно было возвращать эти несчастные 500 рублей, я же тебе говорила… И вообще надо проще относиться к деньгам, это всё такая ерунда…

P.S. На встречу я не опоздал.
P.S. P.S. У Жанны на сберкнижке что-то оставалось, так что завтра она намерена вернуть 500 рублей. Но жену я к ней что-то боюсь отпускать…